Анемия. Кровь и бескровие

Анемия – группа заболеваний и синдромов, обусловленных кислородным голоданием тканей в связи с нарушениями дыхательной функции крови.

Кровь представляет собой ткань, которая находится в постоянном движении. Даже когда человек абсолютно неподвижен, сердце его продолжает ритмично сокращаться, легкие совершают дыхательные циклы, в нескольких местах осуществляется волнообразная перистальтика – но все эти органы находятся на своих фиксированных анатомических позициях. А вот кровь непрерывно струится по… впрочем, не будем повторять банальности вслед за лириками: кровь, конечно, струится не по просторечным и устаревшим «жилам», а по артериям, артериолам, венам, венулам, артериоло-венулярным анастомозам и капиллярам, да и не так чтоб она прямо уж «струилась», «закипала» или, скажем, «стыла» – нет, кровь дискретными толчками перемещается под действием перепадов давления, создаваемых насосной функцией миокарда. Подвижные среды (кровь, лимфа) внутри неподвижной структуры – поистине удивительное изобретение природы, позже скопированное человеком в бесчисленных машинах с механизмом циркуляции горюче-смазочных, абсорбирующих, охлаждающих материалов.

О составе, биологическом значении и функциях крови можно говорить очень долго, тем более что мы, по-видимому, не всё еще об этом знаем. Уже выяснили, однако, что кровь более чем наполовину состоит из жидкой плазмы (которая, в свою очередь, содержит 90% воды), а сухой остаток – это т.н. форменные элементы, разноцветные клетки эритроциты, лейкоциты и тромбоциты; знаем, что в крови растворен сложнейший коктейль из протеинов, витаминов, гормонов, нейромедиаторов, иммуноглобулинов, ферментов, газов, аминокислот, электролитов, сахаров, солей и бог знает чего еще. Мы понимаем, что кровь одновременно является тканью и органом иммунной, дыхательной, энергообменной, метаболической, эндокринной, экскреторной, репаративной, репродуктивной, терморегуляторной и, в целом, гомеостатической систем (пусть даже некоторые из этих названий не академичны, а придуманы ради связности изложения). Именно благодаря кровообращению мы имеем возможность травить сразу весь организм этанолом, усилителями вкуса и другими ядами, а затем эффективно лечиться пилюлями и инъекциями; благодаря гемодинамике и гидравлическому шедевру пещеристых тел мы можем рассчитывать на то, что некоторые органы изменят конфигурацию и размеры в соответствии с обстоятельствами.

Однако человек давно знает и другое: чем больше функций, тем больше дисфункций. Чем сложнее состав, тем он нестабильнее. Как и любая другая ткань, кровь подвержена многочисленным болезням; почти все они клинически тяжелы, почти все трудны в изучении, понимании и лечении. Но все же они поддаются, и можно надеяться, что медицинская наука гематология в своем быстром развитии принесет нам качественно новые, революционные знания о том, что такое кровь и как это работает. Во всяком случае, тяжелобольным кровь больше не «отворяют», а вот спасительная гемотрансфузия применяется повсеместно.

Ниже речь пойдет о самой обширной и распространенной группе заболеваний крови – об анемиях. Сегодня даже за пределами медицины анемию «малокровием» называют все реже, – потому что это не совсем и не всегда малокровие; так можно было бы назвать, скорее, гиповолемию (сокращение объема циркулирующей крови), а «анемия» с древнегреческого должна переводиться, по идее, как полное отсутствие крови, бескровие, обескровленность.
Однако анемия – и не бескровие тоже. Если уж впадать в грех неологизма, то это «малоэритроцитье» или «безгемоглобинница».

Но обо всем по порядку..

Оксигенация, аноксия, гипоксия

Органы внешнего дыхания, – дыхательная мускулатура, воздухоносные пути и легкие со своей газообменной паренхимой, – в норме обеспечивают бесперебойное поступление в организм кислородсодержащей газовой смеси (которую мы привыкли называть воздухом) и обратный выброс в атмосферу отработанной ее порции, для дыхания уже не пригодной. Это, так сказать, механическая часть процесса оксигенации, – насыщения крови и, затем, тканей кислородом.

С конечными, самыми тонкими ответвлениями бронхиального древа, – бронхиолами, – сопряжены т.н. легочные ацинусы, каждый из которых представляет собой гроздь альвеолярных ходов и мешочков. В свою очередь, стенка каждого мешочка образована множеством единичных микроскопических пузырьков-альвеол, через мембраны которых, собственно, и осуществляется диффузия кислорода в кровь, одновременно с ее очищением от углекислого газа.

Кислород для нас, аэробов – основа существования, топливо; углекислота – выхлопной газ. Можно возразить: а как же, мол, пища и вода, а как же продукты их переработки?…

Одним воздухом, и то правда, сыт не будешь. Но до пищи и воды дело попросту не дойдет, если вы попробуете пообедать в вакууме. В печке может быть сколько угодно дров, но без огня вы не согреетесь. Огня же без кислорода, как известно, не бывает; горение – это не что иное, как окислительно-восстановительная реакция с интенсивным выделением тепла. Только что вы прошли краткий курс катаболизма аэробных живых организмов.

Рассмотрение конкретных окислительно-восстановительных каскадов (начиная со знаменитого цикла Кребса, или цикла трикарбоновых кислот), обеспечивающих жизнедеятельность организма энергией, здесь вполне можно опустить: слишком сложно, долго, да и не важно в данном контексте. Важно то, что кислород для человека, – как электричество для компьютера. Это энергоноситель, в отсутствие которого останавливается и отключается буквально всё, а в нашем случае еще и всё погибает, поскольку сохраняться на диске мы пока не научились.

Встроенного аккумулятора человеческому организму хватает очень ненадолго. При абсолютной аноксии, т.е. полном отсутствии притока кислорода к тканям (например, в безвоздушном пространстве, при странгуляционной асфиксии или обтурации верхних дыхательных путей инородным телом) мучительная смерть наступает через несколько минут, и еще через несколько минут начинают необратимо отмирать наиболее чувствительные к аноксии ткани – в первую очередь, кора головного мозга.

Мы понимаем, что этот вариант является предельным, фатальным, – хотя и он, при всем трагизме, отнюдь не уникален в нашем несовершенном мире: летальность острой дыхательной недостаточности составляет примерно 35-40% (лет двести назад этот показатель практически не отличался от стопроцентного). Гораздо чаще встречается более или менее выраженная гипоксия, частичный «недобор» кислорода тканями. Человек об этом зачастую даже не знает, продолжая, например, курить табачные палочки. Но это до поры, до первой вынужденной остановки на лестнице, по которой раньше мы взлетали на пятый этаж бегом.

Если сложное электронное устройство работает «от розетки», а напряжение в сети по каким-то причинам постепенно снижается, то с определенного момента электроника не просто начинает сбоить, – она может самопроизвольно отключиться и/или серьезно повредиться.

Примерно то же самое происходит с тканями в условиях хронической гипоксии, нехватки кислорода, недостаточности тканевого дыхания. Но отчего возникает сама гипоксия?

Дыхательная функция крови

Тканевое (клеточное) дыхание обеспечивается не трахеей или, скажем, плеврой, а кровообращением. Это одна из функций крови, и без особой натяжки эту функцию можно назвать важнейшей, витальной, жизнеобеспечивающей.

Мы с детства знаем, что разрезанное яблоко на срезе темнеет и рыжеет, что кровь и планета Марс – красные, а беспризорный металл покрывается ржавчиной. Можем даже припомнить, что все перечисленные феномены объединены одним общим свойством: присутствием окислов железа, в частности, оксида Fe2O3 и/или его комбинаций с различными радикалами.

Кислород попадает к тканям в связанном виде, в составе сложных соединений с железом, из которых потом этакой птицей феникс восстанавливается внутри клеток, – дабы прореагировать с чем надо и исполнить свою энерговысвобождающую роль. Железо же входит в замысловатую формулу гемоглобина – сложного окрашенного белка (хромопротеина), состоящего как из органических, так и неорганических звеньев. Гемоглобин является транспортным веществом-челноком: он емко связывает не только кислород в альвеолах, но и углекислый газ на обратном пути.

Содержится гемоглобин в одном из трех форменных элементов крови – эритроцитах, дискообразных двояковогнутых красных кровяных тельцах. На самом деле они не настолько красные, как их рисуют, но тут все дело в количестве, расстоянии до наблюдателя и присутствии различных примесей. То, что содержит окислы железа в значительных концентрациях, издалека человеческому глазу действительно кажется красным или красновато-коричневым, ржавым.

Живая кровь – красная, а коагулированная на воздухе, – ржаво-темно-коричневая. В артериях, проложенных от легких к тканям, течет насыщенная кислородом ярко-алая кровь, а в отводящих венах – темная, деоксигенированная, нуждающаяся в очередном очищении и «заправке». Оттенок зависит от баланса между кислородом и углеродом в их сложных соединениях с гемоглобином.

Анемия

Теперь попробуем придумать логичные и правдоподобные причины кислородного голодания тканей – гипоксии. Вариантов на самом деле не так уж много.

  1. Кислорода может недоставать в самом воздухе – на высокогорье, например, или в душном тесном помещении.
  2. Кислород может в недостаточном количестве поступать к альвеолам – вследствие того, что:
    • сокращаются воздухоносные просветы (забиваются слизью, бронхиальным секретом, гноем, кровью; сужаются из-за воспалительного отека, спазма, фиброзного утолщения стенок; перекрываются изнутри или продавливаются извне опухолью, абсцессом, инородным телом и т.д.);
    • нарушаются функции дыхательной мускулатуры;
    • повреждаются и/или дисфункционируют ткани легких.
  3. Кислорода тканям может не хватать при сердечно-сосудистой недостаточности (вспомним мучительную одышку и тяжелое дыхание людей, страдающих ишемической болезнью или пороками сердца, постинфарктным синдромом и другими кардиологическими заболеваниями).
  4. Наконец, причиной гипоксии может быть кровь сама по себе: ее количество, состав и свойства. Именно этот вариант называют анемией.

Таким образом, анемия – группа заболеваний и синдромов, обусловленных кислородным голоданием тканей в связи с нарушениями дыхательной функции крови.

Виды анемии. Основные симптомы

Основных, принципиальных видов анемии тоже много не придумаешь, и, «вычислив» их логически, мы самостоятельно получим наиболее общую классификацию (для нужд реальной клинической практики разработаны и применяются другие, значительно более обширные, разветвленные и дифференцированные классификации, построенные на патогенетическом, этиологическом и других критериях). Итак:

  1. Кровь полноценна в функциональном плане, но ее мало (вследствие, например, массивной кровопотери или хронического геморрагического синдрома какой-либо локализации).
  2. Крови достаточно, однако в ее составе слишком мало эритроцитов – вследствие:
    • недостаточной их продукции костным мозгом (дисгемопоэтические анемии);
    • ускоренного их разрушения (гемолитические анемии).
  3. Крови достаточно по объему, и эритроцитов тоже хватает, однако в самих эритроцитах слишком мало гемоглобина, – потому, например, что слишком мало железа потребляется/усваивается организмом (железодефицитные анемии).

В ряде источников в отдельную группу выделяются пернициозные анемии, обусловленные гиповитаминозом В, точнее, дефицитом фолиевой кислоты В9 и кобальтсодержащих витаминов В12.

Нередко рассматриваются отдельно анемии, обусловленные генетически, – например, серповидноклеточная анемия или талассемия, – а также псевдо- и истинные анемии беременных. Часть этих особых заболеваний и состояний уже освещена на сайте Лахта Клиники, другие будут непременно рассмотрены в будущем.

Вообще, многие специалисты резонно замечают, что считать анемию единой болезнью или даже группой болезней, – неправомерно. Анемия встречается и как симптом более общего заболевания, и как его патогенетическая почва, и как следствие одномоментного поражения, и как сравнительно самостоятельный наследственный синдром, и т.д. Слишком существенно, по мнению сторонников данной точки зрения, различаются этиопатогенез, клиника, подходы к терапии (к слову, по этой причине вопросы лечения в данном материале не затрагиваются).

Что касается симптоматики, попробуем из нашей «топливно-энергетической теории» вывести хотя бы наиболее общие следствия анемии. Ими должны быть (да и есть на самом деле) следующие симптомы:

  • утомляемость, слабость, «хроническая усталость», эмоциональная неустойчивость;
  • снижение интеллектуально-мнестической продуктивности;
  • частые полуобморочные и/или обморочные состояния;
  • чувство постоянной нехватки воздуха, плохая переносимость любых кислорододефицитных условий или энергозатратных нагрузок;
  • тахикардия, т.е. ускоренное сердцебиение (как попытка организма компенсировать гипоксию).

Как указано выше, каждая анемия имеет свою клиническую специфику, и перечислить все многообразие симптомов совершенно немыслимо: в литературе описывается свыше 400 различных (различных!) вариантов анемии. В качестве заключения отметим лишь, что любая анемия, даже малосимптомная (не говоря уже о жизнеугрожающих) относится к самым глубинным, фундаментальным проблемам здоровья: она подрывает его энергетический базис, и, образно говоря, перекрывает организму кислород. Впрочем, почему «образно», – перекрывает вполне буквально. Поэтому, если какому бы то ни было врачу в рамках какого бы ни было обследования в вашем клиническом анализе крови «не понравятся» эритроциты, или гемоглобин, или гематокритное число, или цветовой показатель, или присутствие ретикулоцитов, – отнеситесь к этому серьезно и отреагируйте адекватно (в данном случае это означает выявить и устранить причину). Сделайте это, чтобы жить полнокровной жизнью.