Анорексия

Консультация психолога
Консультация психиатра
  • Введение
  • История
  • Причины
  • Симптоматика
  • Диагностика
  • Лечение

Введение

Термин «анорексия» в медицине употребляется в двух качественно разных значениях, и в профессиональном общении он является контекстно-зависимым: специалист даже без уточнений понимает, о каком именно варианте анорексии идет речь. Однако этот термин в последние десятилетия стал достаточно известен и за пределами медицинской науки (тому есть свои причины, см. ниже), вследствие чего возникает обычная для подобных случаев путаница. Во избежание, как говорят юристы, разночтений, – попробуем сразу расставить точки над соответствующими буквами.

Анорексия в дословном переводе с греческого, а также в общемедицинском смысле – это отсутствие аппетита. Объективно организму необходимо и пора получить очередную ресурсную порцию питательных  веществ, но субъективно человек не хочет есть, не испытывает чувства голода; нередко даже вид пищи, разговор на эту тему или мысли о еде вызывают отвращение, тошноту, рвотные позывы. Иногда такая ситуация клинически интерпретируется как симптом (одно из проявлений болезни), иногда рассматривается как синдром (устойчивая совокупность симптомов, встречающаяся при этиологически разных состояниях). Так, анорексия отмечается при многих заболеваниях ЖКТ и эндокринной системы, инфекциях, интоксикациях, паразитозах, онкопроцессах, расстройствах обмена веществ, депрессиях, приеме лекарств из различных фармакологических групп, в том числе препаратов, специально предназначенных для подавления аппетита. Наличие анорексии всегда учитывается лечащим врачом и по возможности корригируется, дабы не допустить опасного истощения и дефицита незаменимых нутриентов. Пожалуй, это всё, что необходимо сказать в данном материале об «анорексии вообще».

Но есть особый вариант анорексии, имеющий собственное уточняющее определение: anorexia nervosa, – нервная анорексия или, как называли ее в советских учебниках, анорексия нервно-психическая. Именно этот частный случай из сугубо специальной медицинской проблемы в конце ХХ века превратился в резонансную тему общественного обсуждения, – и по сей день привлекает к себе тревожное внимание.

Ключевым отличием нервной анорексии является то, что отказ от пищи является умышленным и осознанным: чувство голода не отсутствует, оно целенаправленно подавляется или обманывается различными приемами и способами, о которых ниже. У «соматической» анорексии всегда есть конкретная причина, но нет мотива. У анорексии нервно-психической всегда есть мотив, причем иррациональный, но объективной причины нет, – а если и есть поначалу (например, избыточная масса тела), то она очень быстро затмевается сверхценной или бредовой целью. В абсолютном большинстве случаев эта цель состоит в том, чтобы похудеть и приобрести ту фигуру (в широком смысле, ту внешность), которая соответствовала бы самооценке и позволила бы избавиться от мучительного психического напряжения, вызванного недовольством собой.

До сих пор было принято считать, что почти все больные нервной анорексией – лица женского пола. Однако в последнее время появились данные, которые заставляют пересматривать бытовавшие десятилетиями представления об эпидемиологии анорексии. Доля людей в цивилизованном мире, кто на том или ином этапе жизни страдал (или страдает) нервной анорексией, оценивается различными авторами в пределах 1-5%, а доля мужчин среди больных – от одной десятой до одной третьей части. По данным Национальной ассоциации пищевых расстройств (США), в любой отдельно взятый момент времени у 0.3-0.4% молодых женщин и 0.1% молодых мужчин выявляется клинически значимая анорексия, – соотношение полов, как видим, здесь также представлено пропорцией 3:1 или 4:1 в пользу женщин, причем именно стереотип анорексии как «женской болезни» не дает многим пациентам-мужчинам обратиться своевременно за помощью. Типичный возраст начала – до 25 лет (что входит в систему диагностических критериев). Возможны также атипичные варианты, например, т.н. анорексия атлетов, – когда более-менее достаточная масса тела обеспечивается лишь весом хорошо развитой мускулатуры при практически полном отсутствии жировой ткани (что нельзя считать нормальным). Медицинская статистика по «странам третьего мира» носит сугубо прикидочный характер, обращаемость за специализированной помощью с аноректическими жалобами там несопоставимо ниже, чем в развитых странах, – где, однако, тоже далеко не всё ясно с реальной распространенностью anorexia nervosa как среди женщин, так и среди мужчин, поскольку многие случаи по тем или иным причинам остаются за пределами эпидемиологического учета.

Но именно в западном мире, после трагической смерти множества моделей, спортсменов, киноактрис, певиц и других известных людей, заговорили об «эпидемии» анорексии и необходимости принимать самые решительные меры по борьбе с этим явлением, – в частности, законодательно запретить явное или скрытое навязывание таких стандартов красоты и моды, которые даже теоретически не доступны большинству населения земного шара, а то и откровенно аномальны, но при этом становятся предметом подражания, зависти, навязчивых мечтаний, бесплодных стремлений и всевозможных комплексов (вспомним: «Идеальная женская фигура – это палка, потому что ее удобней всего драпировать», см. «Ожирение»).

По данным за последнее десятилетие, непосредственно связанная с анорексией летальность составляет 5-10%, уровень смертности превышает среднепопуляционный в 11-12 раз, а суицидальный риск в 56 раз выше, чем в общей популяции. Это уже не «комплексы» и не «дань моде», а что-то гораздо более серьезное и опасное. В 2013 году Дж.Эспи и А.Айслер обратили внимание на то, что нервная анорексия является наиболее летальным психологическим расстройством. Однако психиатры, по роду деятельности занимающиеся этой проблемой, знают уже давно: для чисто психологического расстройства анорексия слишком уж плохо поддается лечению, слишком упорно рецидивирует, хронизируется, генерализуется во всепоглощающую воронку. Зачастую это выглядит как запрограммированное целенаправленное саморазрушение, и декларируемые больным мотивы уже не имеют никакого отношения к реальности; иногда анорексия напоминает легендарный «греческий огонь», – чем больше его поливаешь, тем сильней он горит. И еще к вопросу о том, как это выглядит и что напоминает. Поверьте на слово: когда к тебе в кабинет привозят в инвалидной коляске тридцатилетнюю женщину с массой тела в 27 килограммов, и ты отчетливо понимаешь, что она уже обречена, что для организма это необратимо, но при этом на словах пациентка критична к своему состоянию, согласна лечиться, решительно заявляет (очень слабым голосом), что в похудении давно пора было остановиться… и в какой-то момент неосторожно проговаривается, – дескать, вот в бедрах бы еще немного сбросить, и всё, – поверьте, это страшное зрелище даже для того, кто проработал в психиатрии всю жизнь.

Читайте также: