Психиатрия и психотерапия в Лахта Клинике

Психиатрия и психотерапия

Любая отрасль медицины так или иначе связана с социальными вопросами.

Но есть разделы, социальное звучание которых исторически оказалось очень сложным, многофакторным и гипертрофированным. Нездоровым, проще говоря. Преувеличенным.

Такова, в частности, психиатрия. Проблема социальной стигматизации, – т.е. навешивания ярлыков и штампов, предрассудочное отношение к психиатрии и душевнобольным, – остро стоит во всем мире, и перекосы наблюдаются повсюду. Не фанатичная вера в психоанализ, так карательная психиатрия для инакомыслящих; не декадентская поэтизация безумия, так государственная борьба за «свободу личности» и тотальное сокращение психиатрических клиник, что оборачивается потом социальной катастрофой (как это было, например, в США, Италии и некоторых других странах).

Наша история, как известно, сильно отличается от любой другой. Не было на нашей земле ни охоты на ведьм, ни тюрем-бедламов для содержания «безумцев» в условиях, по сравнению с которыми даже зоопарк показался бы раем. Психотических больных у нас не сжигали на кострах – их жалели, кормили и призревали в монастырях. Отношение к душевным болезням всегда было сострадательным… но и опасливо-дистантным, и стыдливым. А сто лет назад, когда целая империя вдруг сошла с ума, в коллективном сознании окончательно все взбаламутилось. Выздоравливаем мы медленно, и предрассудков пока хватает. Наш человек скорее поделится впечатлениями от визита к проктологу, чем признается в визите к психиатру; скорее поверит в «психологическое» возвращение мужа по фотографии и укрепление бизнеса по телевизору, чем в излечимость легкого ситуационного расстройства. Наш человек до сих пор повторяет, что граница между нормой и безумием размыта, что психиатры «сами немного того» (хотя никому не придет в голову сказать, например, что травматологи сами все с переломами), что достаточно один раз обратиться – и будет клеймо на всю жизнь, что все это не лечится…

Многие верят.

В Лахта Клинике исповедуется и практикуется единственно возможное отношение к этой сфере: спокойное. Здесь давно понимают то, что в последние десятилетия ВОЗ стремится донести до массового сознания: психиатрия – это один из разделов медицины, и точка. А психотерапия – один из методов лечения, наряду с медикаментозным, физиотерапевтическим или хирургическим. Отделение психиатрии ничем, по сути и предназначению, не отличается от гастроэнтерологического или, скажем, кардиологического. Если что-то в высшей психической деятельности мешает жить, работать, отдыхать, любить, творить – это не годится. Если это болезнь – разберемся и вылечим. Нет болезни (а и такое бывает: у страха ведь глаза велики), значит, поможем выработать адекватное отношение и преодолеть ситуацию собственными ресурсами. Спектр проблем, которыми занимается наше психиатрическое отделение, – занимается, заметим, не только спокойно и профессионально, но и эффективно, – очень широк. Это и расстройства адаптации, и невротические развития, и депрессии, и многие другие заболевания; именно заболевания, а не «преступления» или «пороки», о которых мы тут же побежали бы звонить в ФСБ и сообщать по месту работы. Давайте отвыкать от штампов, предрассудков и глупых анекдотов.

Все необходимые дипломы, сертификаты и официальные лицензии у нас, конечно, есть; если нужно, Лахта Клиника имеет право выписывать справки и комиссионные заключения, раз уж это тоже является частью социальной жизни. Но не это главное.

«Если больному после визита к врачу не стало легче, значит, он побывал не у врача». Это сказал великий Бехтерев, русский врач, ученый-энциклопедист, но прежде всего – психоневролог, психиатр, психолог. Он отлично знал, насколько сложно бывает пациенту обратиться к специалистам этого профиля и насколько чудодейственным может оказаться даже один-единственный разговор.

В Лахта Клинике это тоже понимают. Если чувствуете, что нужно бы поговорить, спросить, что-то прояснить для себя в собственной душе, – приходите. У нас работают те самые специалисты, после визита к которым становится легче.

Знаменская
Светлана Ивановна

Медицинский психолог, кандидат психологических наук, специалист по реабилитации детей с отклонением в состоянии здоровья
Лечение Болезни Альцгеймера
Болезнь, первое клиническое описание которой принадлежит Алоизу Альцгеймеру (Германия, 1906), до сих пор остается предметом не только общественного внимания, но и напряженных научно-медицинских дискуссий.
Подробнее
Депрессия
Депрессия – это психическое расстройство, суть которого заключается в угнетении психической деятельности, преимущественно в эмоционально-волевых ее составляющих.
Подробнее
Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
Состояние, о котором речь пойдет ниже, однозначно является патологичным и соответствует всем критериям понятия «болезнь»: оно существенно снижает качество жизни и ограничивает ее свободу, нарушает функционирование одной или нескольких систем организма, приводит к выраженной дезадаптации, социальной изоляции и самоизоляции, формирует деструктивные и аутодеструктивные тенденции в поведении, эмоциональности, личности в целом. Этот синдром, без всякого преувеличения, калечит психику и ломает судьбу, причем не только самому пациенту, но зачастую и окружающим людям.
Подробнее
Острая реакция на стресс
Острая реакция на стресс – наиболее «естественный» и очевидный вариант связанного с тяжелым стрессом патологического состояния психики.
Подробнее
Невроз
Невроз не относится к неизлечимым заболеваниям. Невроз не нужно лелеять годами, как любимую мозоль. Его нужно вылечить – и выздороветь.
Подробнее
Психоз
Наивысшая, катастрофическая степень дезорганизации психической деятельности.
Подробнее