Ринофарингит (назофарингит)

Консультация врача общей практики
  • Терминология
  • Причины
  • Симптоматика
  • Диагностика
  • Лечение

Терминология

Прежде всего, отметим, что термины «ринофарингит» и «назофарингит» означают одно и то же – как в переводе, так и по сути. Разница лишь в том, что в первом случае нос греческий, а во втором римский (не сам нос, конечно, а первый корень в слове). Суффиксом «-ит» сразу задается воспалительный регистр, и в итоге получаем «воспаление носа и глотки». Но никто так не говорит. В медицине эта зона человеческого организма, – а она представляет собой систему покрытых слизистыми оболочками полостей и ходов, сложных по форме, функциям, иннервации, васкуляции, – делится на три отдела: носоглотка, ротоглотка и гортаноглотка.

Стало быть, воспаление носоглотки. Не просто «насморк» (ринит) как воспаление слизистой в назальной (носовой) полости, а воспаление всей носоглотки в целом; говоря самыми простыми словами, насморк плюс болит горло.

В литературе встречаются различные синонимы – например, очень странный «риноназофарингит» (воспаление носо-носоглотки) или более понятный «эпифарингит» (воспаление всего того, что расположено сверху и/или вокруг глотки). Кроме того, нельзя не вспомнить фантастическое слово «простуда» – любимейший народом диагноз с нулевым содержанием. С другой стороны, можно и не судить так строго, – существует ведь полуофициальный термин «простудные заболевания», и под простудой в обыденной речи подразумевается, наверное, острая респираторная инфекция, спровоцированная переохлаждением, – если бы не частые диалоги вроде такого: «Это у тебя ОРЗ или аллергия? – Ни то, ни другое. Просто простудился». Чуть более подробно эти вопросы рассматриваются в материале «ОРЗ. ОРВИ. Грипп». В конце концов, эквиваленты слова «простуда» издревле существуют во всех языках мира, тогда как подлинный этиопатогенез заболеваний, обозначаемых данным словом, стал известен буквально вчера – с середины ХХ века; сделаем на это скидку и сосредоточимся на сути.

Ринофарингиты упоминаются в древнейшем из всех известных медицинских документов (т.н. папирус Эберса, ок. 1600 лет до нашей эры, представляет собой свод гораздо более древних знаний) и по сей день остаются наиболее распространенной болезнью человека. Уже в силу одного этого факта ринофарингит составляет глобальную медико-социальную проблему. Временная нетрудоспособность, обусловленная «банальной простудой», обходится ежегодно баснословными суммами, и поэтому ринофарингит остается в центре внимания исследователей, клиницистов, эпидемиологов, санитарно-гигиенических служб и страховых компаний. Человечеству давно пора избавиться и забыть это пустячное, казалось бы, заболевание. Но не получается. Согласно усредненным эпидемиологическим данным, каждый взрослый на земном шаре переносит 2-3 ринофарингита в год; каждый ребенок – 6-10 эпизодов; каждый ребенок школьного возраста – до 12 ринофарингитов в год. В периоды сезонных эпидемий здоровой остается лишь пятая часть населения. Только в Соединенных Штатах ринофарингиты ежегодно вычеркивают 128 миллионов рабочих дней из-за того, что родители (матери, в первую очередь) вынуждены оставаться с заболевшими детьми; еще 150 миллионов «человеко-дней» теряются из-за ринофарингитов у самих взрослых. Подобная бухгалтерская дотошность вызывает не улыбку, а уважение: 20 миллиардов долларов в год – это серьезные деньги не только для «бедненькой, но чистой» Америки, но и для любого другого государства (в отношении России, к сожалению, подобных данных найти так и не удалось).

Читайте также: