Альтернативные способы лечения рака популярны, но рискованны

10 октября 2018

Два новых исследования, представленных на Конгрессе-2018 Европейского общества медицинской онкологии, показали: больные саркомой зачастую принимают дополнительные и альтернативные виды терапии, – не учитывая потенциальных рисков и возможного взаимодействия таких методов с общепринятым лечением рака.
Саркома – достаточно редкая злокачественная опухоль, поражающая соединительную ткань и встречающаяся примерно в 1% всех случаев онкозаболеваний. В США ежегодно диагностируется около 15 000 новых случаев саркомы.

Сравнительно недавно специалисты из Университетской клиники Мангейма (Германия) задались целью выяснить: как часто лица, страдающие данной формой рака, прибегают к каким-либо дополнительным или альтернативным способам лечения. Координатором исследовательской группы выступал профессор Петер Хохенбергер.

Параллельно осуществлялось исследование под руководством доктора Одри Бельсойр, – в Университете Париж Декарт, Франция, – посвященное лекарственному взаимодействию между дополнительными препаратами и общепринятыми средствами онкотерапии, такими как химиотерапия или ингибиторы тирозинкиназы.

Коллектив, руководимый профессором Хохенбергером, опросил 152 пациента с диагнозом «саркома» (были представлены две формы: гастроинтестинальные стромальные опухоли, ГИСО, и десмоидные опухоли) в период с января по апрель 2018 года. Было установлено, что 51% респондентов в течение жизни прибегали к альтернативному лечению: принимали витаминные или минеральные добавки, лекарственные травы, гомеопатические средства, акупунктуру; практиковали медитацию, йогу или тайцзи; придерживались кетогенной или веганской диеты. Важно отметить, что 15% участников исследования стали применять альтернативные средства в дополнение к терапии рака после того, как им был установлен диагноз. 44% опрошенных до установления диагноза такими альтернативными практиками не интересовались вообще. Подводя итоги, проф. Хохенбергер заявил:

«Мы обнаружили, что очень популярны в этом плане витамины и минералы, причем пациенты употребляют их отдельно и целенаправленно, вместо того чтобы принимать мультивитаминные добавки. Витамин D занимает лидирующую позицию, затем идут селен плюс цинк, витамин С, и проявляется большой интерес к витамину В-17».

Кроме того, опрос показал, что респондентов мало беспокоили потенциальные риски таких практик; в то же время, 60% опрошенных признали, что были недостаточно информированы в плане безопасности альтернативного лечения.

«Если мы обратимся к источникам информации в области нетрадиционных практик, – заметил далее проф. Хохенбергер, – то обнаружим среди авторов не более 7% профессиональных онкологов. В ходе исследования мы постоянно слышали от пациентов, что они приятно удивлены нашим интересом к их опыту альтернативного лечения».

Интернет и другие СМИ были основным источником информации для респондентов, и 43% обратились к этим источникам в поисках совета. Друзья оказались на втором месте, и лишь на третьем – профессионалы в области здравоохранения; к этим источникам обращались, соответственно, 15% и 14% опрошенных.

«С этим резко контрастирует то, – отметил проф. Хохенбергер, – что в поисках информации о побочных эффектах терапии рака и способах устранения этих эффектов почти половина пациентов обращается к онкологам».

Доктор Маркус Йоргер из Кантональной больницы Санкт-Галлена (Швейцария), в комментарии отметил значимость полученных результатов:

«Пациенты склонны верить в безопасность подобных добавок или трав, хотя употребление таких средств далеко не лишено риска. В повседневной клинической практике, если вы не знаете, что именно принимает ваш пациент в качестве альтернативного лечения, риск лекарственного взаимодействия может существенно возрасти и повлиять на исход».

Доктор Бельсойр с коллегами стремились в точности оценить упомянутый риск. Были проанализированы данные о 202 пациентах, получавших в связи с саркомой химиотерапию или лечение ингибиторами тирозинкиназы в 2014-2018 гг. В течение указанного периода лекарственное взаимодействие было зарегистрировано в 18% случаев. По оценкам ведущего автора работы, риск взаимодействия с нетрадиционными средствами был таким же, как и при обычной полипрагмазии: повышенная токсичность и утрата эффективности противоракового лечения.

«Однако, – заметила Одри Бельсойр, – зачастую у нас вообще нет информации о составе подобных продуктов, их токсичности и взаимодействии с другими агентами в комбинированной терапии».

Цитированный выше доктор М.Йоргер (Швейцария) в комментариях к результатам второго исследования заявил:

«Пациенты принимают все больше и больше дополнительных препаратов, которые по-прежнему не проверяются на взаимодействие с другими лекарственными средствами. Тем не менее, – добавил он, – онкологические центры должны исследовать возможности интегративной медицины, сочетающей общепринятую терапию рака с нетрадиционными методами. Средний онколог очень мало осведомлен о таких альтернативных методах; причиной тому является дефицит исследований и достоверных данных в этой области».

Нельзя не отметить, что в одном из представленных на Конгрессе сообщений содержалось признание определенной эффективности лечебных упражнений, ментальных практик, йоги, акупунктуры и гипноза как дополнения к стандартной терапии рака. Вместе с тем, в отношении антиоксидантных добавок, трав, минералов, витаминов и фитоэстрогенов, согласно результатам упомянутого исследования, не было обнаружено ни лечебного, ни вредоносного эффекта.

По материалам сайта Medical News Today