Каково реальное влияние наследственности на долголетие?

8 ноября 2018

Десятилетиями бытует мнение, согласно которому у одних людей гены «лучше», чем у других, что якобы предрасполагает к более долгой жизни.

Новое крупномасштабное исследование ставит, однако, эту идею под вопрос.

Специалисты из научно-исследовательской компании Calico Life Sciences совместно с сотрудниками генеалогического онлайн-ресурса Ancestry недавно завершили обработку массива данных, состоящего из миллионов биографических наблюдений. Анализ осуществлялся с целью установить: действительно ли генетический фактор оказывает решающее влияние на продолжительность жизни. Ведущим автором исследования стал Дж. Грэм Руби из Calico Life Sciences. Возглавляемый им коллектив изучил генеалогические древа более 400 миллионов людей, обнаружив, что долголетие от наследственности зависит в значительно меньшей степени, чем это было принято считать в соответствующей научной среде. Результаты и выводы опубликованы в «GENETICS», журнале Генетического общества Америки (оригинальный текст статьи).

Исследователи использовали данные, предоставленные сайтом Ancestry, и объектом анализа избрали наследуемость, – показатель, определяющий меру влияния генетической специфичности на различия в индивидуальных чертах разных людей; в частности, изучалась наследуемость долголетия человека. Вопрос формулировался следующим образом: может ли тот факт, что родители пробанда были долгожителями, считаться предиктором продолжительности жизни самого пробанда?

Примечание Лахта Клиники. Предиктор – «предсказатель», прогностически значимый признак. Пробанд – исходный индивид, начальная точка анализа в генетике.

Кроме того, ученые стремились установить, может ли прогноз продолжительности жизни базироваться преимущественно на генетической характеристике, или необходимо учитывать совокупность всех прочих факторов.

«Партнерство с Ancestry обеспечило новому исследовательскому проекту доступ к базе данных, неизмеримо более обширной по сравнению с той информацией, что была доступна в каком-либо из ранее осуществленных генетических исследований продолжительности жизни», – подчеркивает соавтор работы Кэтрин Болл, сотрудник Ancestry.

До настоящего времени наследуемость долголетия оценивалась на уровне 15-30 процентов. После изучения тщательно отобранного массива генеалогических древ и релевантных данных, собранных в отношении свыше 400 миллионов людей (большинство респондентов, которые прошли опрос на сайте Ancestry, были проживающими в США лицами европейского происхождения), – исследователи видят ситуацию совсем иначе.

Главным инструментом было комбинированное математико-статистическое моделирование на основе доступных сведений о родственниках, родившихся на протяжении ХIХ и начала ХХ веков. Авторы работы обнаружили, что аналитические результаты по сиблингам и первым кузинам в целом подтверждают те оценки, которые публиковались предшествующими исследователями. Вместе с тем, на этот раз было достоверно установлено, что средняя продолжительность жизни супругов различается гораздо меньше, чем продолжительность жизни разнополых сиблингов.. По мнению авторов, эта тенденция легко объясняется тем фактом, что супруги живут в общих средовых условиях и разделяют множество бытовых привычек.

Однако наибольшая загадка заключается в следующем. Оказалось, что средняя продолжительность жизни приемных и сводных (де-юре, не по крови) сиблингов и первых кузинов была очень близка к средней продолжительности жизни пробандов, хотя между ними не было ни кровных генетических связей, ни совместного проживания в зрелом возрасте.

Какова же причина этого подобия, кажущегося невероятным, между среднестатистическим человеком и его приемными родственниками? Опираясь на дальнейший анализ, исследователи пришли к выводу о возможном влиянии психогенетической тенденции к так называемому ассортативному, неслучайному выбору партнера.

«Это означает, что факторы, действительно значимые для прогноза продолжительности жизни, следует искать в психологических механизмах выбора спутника жизни», – поясняет Дж. Г. Руби.

Когда мы выбираем партнера, мы, по сути, ориентируемся на те же личностные и характерологические черты, которые наблюдали в детстве и которыми обладаем сами, – а среди этих индивидуальных черт есть, вероятно, и такие, что непосредственно влияют на продолжительность жизни.

В итоге, когда была вычислена и учтена значимость тенденции к ассортивному выбору, исследователи гораздо ниже оценивают роль наследственности в продолжительности жизни – на уровне, не превышающем 7 процентов; при появлении новых статистических фактов эту оценку, возможно, придется дополнительно снизить.

«Мы, конечно, можем исследовать множество биологических аспектов старения, отталкиваясь от генетики человека; но если реальная наследуемость продолжительности жизни настолько низка, это заставляет усомниться в наших представлениях о том, что, собственно, должны мы исследовать и насколько легко это будет, – говорит Грэм Руби. – Полученные результаты помогут определиться с тем, в каком контексте ученым следует изучать старение и какие вопросы действительно сто́ят того, чтобы их задавать».

По материалам сайта Medical News Today