Новый опасный виток кибербуллинга

8 ноября 2017
(Кибербуллинг, син. кибермоббинг, веб-моббинг и т.п. – относительно новый способ запугивания, шантажа или травли, основанный на мобильной или интернет-рассылке угроз или оскорблений жертве, либо же на аналогичном разглашении дискредитирующей или компрометирующей ее персональной информации, – прим. ред.).
Практика подросткового кибербуллинга недооценивается и является малоизученной в плане последствий, однако новейшее исследование предупреждает еще об одной, весьма странной тенденции: анонимной рассылке угрожающих сообщений себе самому.
Особую тревогу у авторов публикации вызывает тот факт, что виртуальное самовредительство, – как и «традиционное» аутодеструктивное поведение, – может быть предвестником скорого суицида.
В первом масштабном опросе, объектом которого стала репрезентативная национальная выборка из 5 600 американских старшеклассников, задавался вопрос о «виртуальном самозапугивании». Все респонденты пребывали в возрасте от 12 до 17 лет. И около 6 процентов ответили, что подобные действия ими действительно практикуются.
Частота утвердительных ответов была значительно выше среди тех, кто раньше уже становился жертвой кибербуллинга или самозапугивания.
«Мы определяем «цифровое самовредительство» как анонимную отправку сообщений, рассылку или иное опубликование вредоносных сведений о себе самом», – уточняет ведущий автор исследования Самир Хиндуджа, содиректор Центра исследований кибербуллинга при Флоридском Атлантическом Университете (Бока-Ратон, Флорида, США).
«Эта деятельность не является специфичной для какой-то определенной онлайн-среды, – продолжает С.Хиндуджа. – Она может осуществляться посредством текстовых СМС, электронной почты, социальных сетей, игровых консолей, веб-форумов и любых других существующих платформ. Установлено, что свыше 7% юношей и 5% девушек занимаются виртуальным самовредительством. И хотя эти проценты кажутся незначительными, они отражают серьезную проблему, поскольку в одной лишь Америке экстраполируются на миллионы подростков».
Юноши определенно более склонны к таким действиям, чем девушки; при этом ни возраст, ни расовая принадлежность существенного значения не имели.

Кроме того, исследователи обнаружили, что подростки с идентифицированной гомосексуальной ориентацией почти втрое чаще отвечали, что занимались самозапугиванием или распространяли о себе неприятную им же самим информацию.
Около половины «виртуальных самовредителей» поступали так лишь однажды, около трети – несколько раз, но 13% занимаются этим постоянно.
Около половины опрошенных попытались объяснить мотивы и причины. Объяснения включали ненависть к себе самому; стремление привлечь внимание; потребность ощущать себя жертвой, чтобы оправдать свой виртуальный террор в отношении других; депрессивные и суицидальные настроения; попытки выглядеть забавно или позабавиться на фоне глубокой скуки.
40 процентов сообщили, что тем или иным образом подвергались травле в школе; около 17 процентов ранее становились жертвами кибербуллинга, – и оба этих фактора повышают склонность к самовредительству. В частности, полученные результаты свидетельствуют о том, что у бывших жертв кибербуллинга тяга к виртуальному самовредительству в 12 раз выше.
Аналогично, значительно более подвержены виртуальному самовредительству те подростки, кто употреблял запрещенные вещества, совершал кражи, наносил кому-либо серьезные побои, обнаруживал депрессивную симптоматику или имел опыт традиционного членовредительства (самопорезы, расцарапывания, укусы или побои себе самому).
Авторы исследования убеждены в том, что родителям и преподавателям следует обязательно «говорить об этом феномене с подростками, чтобы те осознали реальность и серьезность проблемы, и смогли бы оказать поддержку тем представителям своей микросоциальной возрастной группы, кто признается им в подобной практике».
Сара Фейербахер, клинический директор Центра семейного консультирования при Южном Методистском Университете (Плано, Техас), прямого участия в исследовании не принимала, однако, ознакомившись с его результатами, пришла к собственным выводам. С ее точки зрения, склонность к самовредительству проистекает от неудовлетворенной потребности во власти и контроле над другой личностью или средой. С.Фейербахер считает также, что такие подростки могут использовать Интернет и как «широко распахнутый канал» для экспликации собственной боли или страдания, – в надежде, что кто-нибудь прочтет их отчаянную «записку в бутылке».
Наилучшая помощь со стороны родителей, по мнению С.Фейербахер, заключалась бы в умении распознавать симптомы и признаки подростковой депрессии. Кроме того, родителям следует проявлять внимание к онлайн-активности подростка, добиваясь взаимного уважения и откровенного общения с ним.
Отчет об исследовании опубликован в «Журнале подросткового здоровья» («Journal of Adolescent Health»).
По материалам сайта MedLine Plus