Истинные свойства «молекулы удовольствия». Переворот в психиатрии?

16 сентября 2021

Опубликованы результаты новаторского исследования, согласно которым уровни дофамина повышаются не только под действием стимулов, несущих удовольствие, но и в ответ на стрессогенные раздражители. Это открытие переворачивает все существующие представления об этом «гормоне хорошего самочувствия», который одновременно является медиатором многих психических расстройств. Возможно, предстоит кардинально пересмотреть устоявшиеся подходы к лечению заболеваний психики и различных видов зависимости.

Исследование возглавляли доцент фармакологии, руководитель лаборатории Эрин Калипари и ее научный сотрудник Мунир Гюнеш Кутлу.

 

«В средствах массовой информации дофамин часто называют молекулой удовольствия, гормоном вознаграждения и т.п. Научное же сообщество по мере накопления исследовательских данных стало склоняться к мысли, что роль дофамина в процессах обучения и памяти гораздо сложней этих метафор, однако до последнего времени у нас не было полной и доказательной теории, которая могла бы объяснить, – а чем на самом деле занимается дофамин в головном мозге».

Эрин Калипари,

Вандербильтовский институт мозга, Центр по изучению зависимостей.

 

Доминирующая к настоящему времени модель, называемая теорией ошибочного предсказания вознаграждений, базируется на идее, что дофамин сигнализирует мозгу о возможности получить то или иное удовольствие, наслаждение, удовлетворение. Предполагается, что это биоактивное вещество-нейротрансмиттер служит своеобразным регистратором каждой ошибки, которую мы совершаем в стремлении добиться желаемого. Согласно выводам исследовательской группы Э.Калипари, указанная теория отражает лишь часть реального функционирования дофамина в организме: «Это не молекула вознаграждения. По всей видимости, посредством дофамина кодируются все виды информации о важных и значимых событиях, а сам этот нейромедиатор является движителем адаптивного поведения, – независимо от того, позитивно оно или негативно».

С авторами исследования тесно сотрудничала профессор Линь Тянь, заместитель заведующего кафедрой биохимии и молекулярной медицины Калифорнийского университета в Дэвисе. Это сотрудничество позволило применить новейшие аналитические технологии для изучения всего разнообразия нейропсихических процессов, связанных с высвобождением дофамина. В частности, использовались самообучающиеся компьютерные системы, вычислительное моделирование, оптогенетические процедуры регистрации активности генно-модифицированных нейронов в мощном световом потоке.

В итоге была построена новая теоретическая модель, включающая «точное предсказание того влияния, которое высвобождаемый дофамин оказывает на поведенческом уровне». Эрин Калипари полагает, что данная публикация способна «заменить существующие представления четко формализованной теорией» и привести к «ревизии хрестоматийных фактов касательно функций дофамина в работе центральной нервной системы».

Почему это важно

«Общей темой всех исследований, проводимых ранее в области наркоманий и других зависимостей, была способность определенных веществ вызывать повышенный выброс дофамина в мозге, – что и привело к формированию мнения о дофамине как о молекуле вознаграждения. В новой работе четко продемонстрирована гораздо более сложная роль этого нейротрансмиттера, а это означает необходимость пересмотра существующих моделей зависимого поведения».

Дэнни Уиндер, директор Вандербильтовского Центра по изучению зависимостей

 

Как подчеркивает Эрин Калипари, полученные данные чрезвычайно важны с учетом того, что дисрегуляция дофамина наблюдается при болезни Паркинсона и чуть ли не при любом психическом расстройстве, включая депрессию, шизофрению и т.д. Достоверная информация о том, к чему на самом деле приводит дофаминовый дисбаланс, критически важна для понимания сути клинической симптоматики и разработки более обоснованной терапии таких расстройств.

Что дальше?

По словам Э.Калипари, в рамках новой концепции планируется детальное исследование механизмов искажения дофаминовых сигналов вследствие приема наркотических веществ. Авторы исследования убеждены, что значение такого рода данных простирается далеко за рамки теоретической нейронауки, поскольку в перспективе открывается возможность гораздо более действенной борьбы за человеческие жизни, судьбы и здоровье.

 

По материалам сайта Science Daily