Фото отделение

Стационар

Выпускник медфакультета Императорского Московского университета, врач общей практики А.П.Чехов в 1897 году опубликовал пьесу, в которой говорилось: «В Лахта Клинике все должно быть прекрасно: и приемный покой, и лаборатория, и стационар…».

Ну конечно, это было сказано не так и не о том. Великого коллегу, принесшего в мировую литературу столь русский смех сквозь слезы, мы чтим, любим и знаем почти наизусть. Но появления в Петербурге медцентра с такой планкой, такими целями и такими требованиями, какие ставит перед собой Лахта Клиника, не мог предвидеть даже Антон Павлович.

Стационар – это медучреждение, где больной проводит некоторую часть своей жизни. Может быть, дни, а может, недели или даже месяцы. В стационаре пациент живет, здесь ночует (в отличие от т.н. «дневного стационара», откуда больные вечером расходятся по домам до следующего утра), но главное – лечится. Или, скажем, восстанавливает здоровье после хирургической операции. Даже само слово «стационар» вызывает ассоциацию с чем-то постоянным, надежным, прочным. Правда, с уютом и комфортом это слово у нашего человека до сих пор ассоциируется неохотно: не то что пребывания, а одного лишь посещения какого-нибудь советского стационара, нищего, голодного и холодного, забытого богом, партией и облздравотделом, с протекающей крышей, тараканами и 30-местными палатами – было достаточно, чтобы прямые показания к госпитализации вступили в противоречие с инстинктом самосохранения.

Потом выяснилось, что в третьем тысячелетии стационары могут быть совсем другими. Дело даже не в финансах, – хотя создать «человеческий» стационар, конечно, затратно, – дело во взаимном уважении пациента и клиники. При этом вовсе не обязательно брать за образец многозвездочные отели: у гостиницы и больницы предназначения все-таки разные.

О планово-статистическом «койко-больном» никто особо не задумывался, равно как и о «контингенте» в целом. А вот конкретный современный человек, – чтобы уважать себя и клинику, в которую он пришел лечиться, – не должен задумываться о некоторых элементарных вещах. Они просто должны быть, эти вещи. Как нечто само собой разумеющееся, чего и не замечаешь.

Согласно известному афоризму, цивилизация начинается с чистых туалетов. Здесь не может быть никаких других вариантов, компромиссов или «объективных временных трудностей». В данном случае этот важнейший (а разве нет?) отсек должен располагаться в одном помещении с душевой кабинкой, – больница все-таки, мало ли что понадобится, – причем это помещение должно быть не только достаточно просторным. Болезни случаются всякие, и иной пациент весьма ограничен в подвижности. Значит, здесь все должно быть продумано так, чтобы эти ограничения не чувствовались и не сказывались; чтобы было на что опереться и за что взяться.

Далее, сама палата. Кондиционер, индивидуальный холодильник, телевизор и стабильный вай-фай, – а как может не быть всего этого в медцентре ХХI века? Конфигурация кровати, конечно, регулируется; матрацы, конечно, ортопедические, противопролежневые. Болезни-то и впрямь бывают разные, иная и на постельный режим укладывает… Кресло, столик, стены, тумбочка – от самой обстановки человек должен выздоравливать, а не хворать пуще прежнего. Регулировка освещения, климата, телевизора, кровати, а также вызов персонала – для всего этого давно изобретены пульты дистанционного управления, и оглашать весь Приморский район призывными криками, слабеющими с каждым часом, нашим стационарным пациентам не приходится.

Если нужна интенсивная терапия и постоянный мониторинг жизненных показателей, то и это ведь осуществимо: палата вроде такая же, обычная по меркам Лахта Клиники, то есть вполне себе уютная и ненавязчивая, однако здесь есть и кислород (ну просто так, на всякий случай), и прикроватные консоли со всякими высокотехнологичными цифровыми штучками, которые не пропустят малейшую флюктуацию в состоянии пациента, – тотчас сообщат кому надо. И кто надо придет (а если понадобится, то и прибежит) сразу же, а не во вторник с двух до четырех.

Теперь о насущном: сколько мест в палате. Многие волнуются, почти все спрашивают. Лет, помнится, пятнадцать назад удивляли результаты специального исследования терапевтической среды (совокупности условий и отношений в стационаре). Оказывается, даже в те времена, – когда описанные выше больницы государственного эконом-класса были еще актуальны, – далеко не все пациенты «идеальными условиями» считали одноместную палату. Но и то сказать: иной раз важнее перекинуться словом, сыграть с соседом в шахматы, обсудить заблуждения Иммануила Канта или попросить пресловутый стакан воды, чем наслаждаться одиночеством. Поэтому предусмотрены как одноместные палаты, так и двухместные. Только и всего.

Где все это находится? Да здесь же, в Лахта Клинике, в многопрофильном медицинском центре, в этом же здании. Ехать никуда не надо, все рядом. Вся диагностическая, терапевтическая, хирургическая и международно-партнерская многопрофильность новой эры.

Таким образом, правильно продуманный и организованный стационар, – снова обратимся к классике, – это не роскошь, а средство выздоровления. Конечно, стационарное отделение можно создавать и «как обычно», и «как у всех». Но мы создавали его «как в Лахта Клинике».

Чтобы выздоравливалось быстро, легко, комфортно. Как бы само собой.

Волков Д.Н.
Врач общей практики, кардиолог, КМН, главный врач
Пневмония
Термин «пневмония» относится к специальной лексике, «воспаление легких» – к общеупотребимой, однако оба они сегодня широко известны и звучат, к сожалению, часто. Речь идет об инфекционном воспалительном процессе в легких.
Подробнее
Инфаркт миокарда
Инфаркт — это не разрыв сердца. Более того, даже не обязательно речь идет именно о сердце: ничуть не слаще, скажем, инфаркт головного или спинного мозга, инфаркт почки или кишечника.
Подробнее
Инсульт
В литературе ХVII-ХIХ веков часто можно встретить такие выражения, как «разбило параличом», «хватил удар», «умер от апоплексии» и т.п.
Подробнее