Столетний юбилей пандемии «испанки». Десять мифов

17 декабря 2018

Ровно сто лет назад свирепствовала «величайшая пандемия в истории». По современным оценкам, испанка (испанский грипп) унесла жизни от 70 до 100 миллионов человек, что составляло 5% населения земного шара на тот момент; полмиллиарда человек было инфицировано. При этом погибали, в основном, молодые взрослые люди, здоровые во всех прочих отношениях, – тогда как дети и старики, обычно страдающие больше любых других категорий, на этот раз оказались не столь уязвимыми.

Многие называют вспышку испанки величайшей пандемией всех времен. Однако на фоне двух мировых войн историки уделяли этой теме удивительно мало внимания (несмотря на то, что число жертв в несколько раз превысило суммарные военные потери в Первой мировой войне). Вернее, исследования проводились, высказывались различные гипотезы и версии происшедшего, однако в мировом коллективном сознании по-прежнему остается множество мифологических представлений, опровергаемых современными научными данными. Коррекция этих ошибочных взглядов послужит лучшему пониманию того, что происходило сто лет назад, и возможно ли предотвратить подобные бедствия в будущем, – или хотя бы смягчить их последствия.

Миф № 1. Пандемия испанского гриппа пришла из Испании

Прозвище «испанка», «испанский грипп» появилось по совершенно другой причине. В самом разгаре была Первая мировая война, и противоборствующие стороны, дабы лишний раз не вдохновлять врага, всячески стремились маскировать свои слабые стороны. В частности, посвященные эпидемии публикации в Германии, Австрии, Франции, Великобритании и Соединенных Штатах были очень далеки от реального положения дел.

Напротив, для нейтральной Испании не было никакой необходимости скрывать эпидемиологическую статистику. Это и создало ложное впечатление, будто именно Испания приняла на себя самый тяжкий удар болезни.

В действительности происхождение «испанского» штамма гриппа является неизвестным по сей день; в научных дебатах упоминаются преимущественно Восточная Азия, Европа и даже Канзас.

Миф № 2. Пандемия была вызвана «супервирусом»

В 1918 году грипп, распространяясь очень быстро, убил 25 миллионов человек в первые же шесть месяцев. Это вызывало ощущение реально приближающегося конца света (по крайней мере, конца рода человеческого) и надолго оставило имплицитное убеждение в том, что «испанский» штамм был особо летальным.

Однако генетические исследования образцов биоматериала, отобранных в останках жертв пандемии, свидетельствуют о другом.

Вирус испанки был, возможно, несколько агрессивней других штаммов, но принципиально он ничем не отличался от тех вирусов, что вызывали эпидемии гриппа в последующие годы.

Высокий уровень смертности был обусловлен, главным образом, скоплением огромного числа людей в военных лагерях, госпиталях и крупных городах, куда стекались беженцы, а также неполноценным питанием и антисанитарией, которые всегда сопутствуют военному времени. Сегодня есть все основания считать, что в этих условиях очень многие смерти были обусловлены даже не гриппом, а вторичной бактериальной пневмонией, поражавшей ослабленные вирусом легкие.

Миф № 3. Первая волна пандемии была самой ужасной

В действительности начальная волна пандемии (в первой половине 1918 года) характеризовалась самым низким уровнем летальности. Наиболее смертоносной оказалась вторая волна, которая пришлась на октябрь-декабрь 1918 г. Третья волна, накрывшая мир весной 1919 года, по показателям летальности не достигла уровня второй, хотя и превзошла первую.

Миф № 4. От вируса погибало большинство заболевших

На самом деле подавляющее большинство людей, инфицированных в 1918 году, выживало. Национальные показатели летальности среди заболевших, в среднем, не превышали 20%.

Однако уровень смертности варьировал в различных группах людей. Например, в США летальность была особенно высока среди коренного населения, – вероятно, потому, что индейцы гораздо реже сталкивались с предшествующими штаммами инфлюэнцы (гриппа). Некоторые сообщества коренных американцев были уничтожены эпидемией полностью.

С другой стороны, и двадцатипроцентная летальность на порядок превышает обычный уровень смертности при типичных эпидемиях гриппа, когда умирает менее одного процента инфицированных.

Миф № 5. Лечение очень слабо влияло на развитие и течение болезни

Никакой специфической противовирусной терапии в 1918 году не существовало. Более того, ее и сегодня не существует (в отличие от вакцин): медицинская помощь при гриппе всегда паллиативна, направлена на поддержание пациента, но не является этиотропным лечением.

Одна из гипотетических причин сверхвысокого уровня смертности заключается в отравлениях аспирином.

В те времена медицинские службы рекомендовали принимать до 30 грамм аспирина в день, тогда как сегодня максимально допустимая суточная доза оценивается на уровне порядка 4 грамм. Регулярные передозировки аспирина вполне могли вызывать многие характерные для «испанской» пандемии симптомы, включая кровотечения.

Впрочем, уровень смертности был почти столь же высоким в тех частях света, где аспирин был далеко не так доступен, так что дискуссии и исследования продолжаются.

Миф № 6. Пандемия была главной темой новостей

Как показано выше, в военное время у медицинских властей были серьезные основания замалчивать реальные масштабы пандемии; к этим причинам следует добавить попытки сохранить общественный порядок и избежать паники.

Поэтому никакого ажиотажа в прессе не было, он подавлялся «сверху», и статистические данные скрывались от населения.

Однако это не значит, что власти бездействовали. На высоте пандемии во многих крупных городах были организованы специальные карантины; кое-где для борьбы с эпидемией привлекались дополнительные силы, в том числе полиция и пожарные.

Миф № 7. Пандемия изменила ход Первой мировой войны

Маловероятно, что грипп как-то повлиял на результаты Первой мировой войны, поскольку воюющие стороны пострадали от пандемии примерно одинаково.

Однако нет никаких сомнений в том, что война многомиллионных армий, наоборот, способствовала развитию пандемии самым существенным образом, создавая идеальные условия для распространения вируса.

Миф № 8. Пандемию прекратила широкомасштабная иммунизация

Вакцинация против гриппа, какой мы ее знаем сегодня, в 1918 году не практиковалась, поэтому сыграть какую-либо роль в прекращении пандемии не могла в принципе.

Некоторую защиту обеспечивали эпизоды гриппа, перенесенные в прошлом. Например, среди солдат, прослуживших в армии несколько лет, уровень смертности был ниже, чем у новобранцев. Кроме того, активно мутирующие вирусы со временем обычно трансформируются в менее смертоносные формы. Вирус, убивающий организм хозяина слишком быстро, не способен к широкому и долгосрочному распространению, – подобно тому, как гаснет огонь на дымящемся пепелище, где гореть уже попросту нечему.

Миф № 9. Генетическая структура ДНК вируса «испанки» так и не была расшифрована

В 2005 году исследователи сообщили об успешном секвенировании вируса инфлюэнцы образца 1918 года. Двумя годами позже были проведены эксперименты по инфицированию обезьян, и на животных моделях наблюдались те же симптомы, что и у людей во время пандемии.

Согласно опубликованным результатам, смерть наступала от неадекватно бурной реакции иммунной системы на активность вируса (т.н. «цитокиновый шторм»).

Сегодня ученые полагают, что нечто подобное происходило с иммунной системой инфицированного человека, и это также внесло значительный вклад в высокий уровень смертности среди взрослого населения в 1918 году.

Миф № 10. Уроки пандемии 1918 года практически бесполезны в 2018 году

Несколько тяжелых эпидемий гриппа были отмечены на протяжении последних десятилетий. Эксперты считают, что в отношении следующей эпидемии или пандемии не ставится вопрос «если», – нужно спрашивать «когда».

Сегодня в живых осталось очень мало людей, переживших пандемию 1918 года, однако мы продолжаем учиться на этих исторических уроках, чей спектр простирается от общеизвестной пользы мытья рук и вакцинации, – до поиска этиопатогенетических противовирусных лекарств. Сегодня мы гораздо больше знаем о том, как в действительности нужно организовывать изоляцию и уход за огромными количествами больных и умирающих людей. Сегодня у нас есть антибиотики, которых не было в 1918 году и которые способны подавить вторичные бактериальные инфекции. Сегодня мы понимаем важность полноценного питания, асептического режима и общего уровня жизни в плане повышения сопротивляемости организма вирусным инфекциям. Возможно, в этом и кроется главное оружие против гриппа.

В обозримом будущем эпидемии гриппа останутся ежегодным явлением в ритме жизни современного человека. Как сообществу разумных, нам остается надеяться лишь на то, что уроки великой пандемии мы усвоили достаточно хорошо, чтобы не допустить повторения подобной мировой катастрофы.

p class=»text-muted text-right»>По материалам сайта The Conversation