Продолжительность жизни: возможно, есть абсолютный лимит

28 мая 2021

Согласно выкладкам и выводам к статье, опубликованной 25 мая 2021 года в журнале Nature Communications, люди способны достигать возраста в пределах от 120 до 150 лет, – но не более того.

Результаты математического моделирования показывают, что по достижении некоего возрастного лимита организм человека должен полностью утрачивать способность к восстановлению после любых стрессов, включая болезни и травмы, что будет неизбежно результировать смертью. Теоретически человек смог бы проживать и более долгую, причем вполне здоровую жизнь, – но лишь при условии, что будут разработаны эффективные методы повышения «эластичности» и сопротивляемости организма. [Речь в статье идет о свойстве, которое в английском языке выражается словом «resilience» – упругая эластичность, способность восстанавливать первоначальную форму после внешних деформирующих воздействий. – Прим. Лахта Клиники].

Подобные исследования всегда «…опираются на исторические и современные данные, собранные в различных популяциях людей», – говорит Джудит Кампизи, профессор Института Бака по исследованию старения в Новато, старший научный сотрудник Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли (штат Калифорния, США). Вновь опубликованные выводы являются очередными «предположениями, однако они базируются на хороших числах», – добавляет она, выступая в данном случае в качестве независимого, не участвовавшего в исследовании эксперта.

Авторами был осуществлен анализ больших статистических массивов из США, Великобритании и России, что в совокупности составило базу анонимных медицинских данных о более чем 500 тысяч человек. Изучались результаты рутинного анализа крови, доступного практически всем участникам исследования. В течение несколько месяцев люди сдавали этот анализ неоднократно.

Объектом изучения выступали два показателя, отражаемые анализом крови: соотношение двух разных типов лейкоцитов, которые борются с болезнями, и степень вариативности размера красных кровяных телец-эритроцитов.

«Подобно тому, как волосы у человека с возрастом становятся всё более седыми, эти два показателя по мере прожитых десятилетий возрастают. Мы называем их биомаркерами старения».

Доктор Марк Дж. Кан, декан Медицинского института Кирка Керкорьяна, вице-президент Университета Невады (Лас-Вегас) по вопросам здравоохранения.

Результаты анализов крови затем подвергались анализу в системе компьютерного моделирования; конечной целью было определение т.н. «динамического индикатора состояния организма» (DOSI) для каждого из участников исследования. В сущности, именно DOSI можно назвать мерой «биологического возраста», и моделируемая динамика этого показателя может использоваться для численной оценки того, насколько эффективно данный организм в будущем будет восстанавливаться после разного рода стрессов.

Как и Джудит Кампизи, доктор М. Дж. Кан в исследовании участия не принимал, выполняя на этапе рецензирования функции независимого эксперта. По его мнению, «авторы имеют все основания использовать индекс DOSI […] для оценки времени восстановления. [Обнаруженная ими] проблема заключается в том, что с определенного возраста восстановительный период удлиняется настолько, что мы фактически теряем устойчивость». Этот критический, предельный этап жизни на возрастной шкале должен находиться где-то между 120 и 150 годами.

Кроме того, для валидации результатов анализировались данные о физической активности, измеряемой числом сделанных за день шагов. Была обнаружена аналогичная закономерность: более молодые люди ежедневно проходят бо́льшие расстояния (даже если не покидают пределов квартиры или дома), а с возрастом эти расстояния, в среднем, укорачиваются. Экстраполяция этих данных дает примерно такой же возрастной предел, как и анализ DOSI.

Это далеко не первая работа, где системы математического моделирования применяются для оценки продолжительности человеческой жизни. Ян Видж, генетик из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна, возглавлял опубликованное в журнале Nature детальное исследование (2016), где анализировались тренды средней продолжительности жизни и тоже был сделан вывод о том, что шансы пережить 125-летний юбилей для человека очень малы. Тем не менее, другие авторы продолжают настаивать на отсутствии конечных пределов человеческой жизни.

Джудит Кампизи обращает внимание на то, что даже если верны вновь опубликованные данные и человек может жить до 150 лет, это число ничего не говорит нам о качестве жизни в столь глубокой старости. Не случайно в последнее время все больше специалистов предпочитают рассуждать не о продолжительности жизни как таковой, а о т.н. продолжительности здоровья, считая это более точным и информативным показателем.

«Теперь уже приходится рассматривать всю совокупность биологических, электронных и механических конструктов, которые пока относятся к области научной фантастики. Нам действительно понадобятся такие штуки, если мы хотим продлить себе жизнь».

Марк Дж. Кан

Безусловно, продолжительность жизни является индивидуальным и чрезвычайно вариативным показателем, т.е. математическая корректность его усреднения, обобщения, экстраполяции сама по себе вызывает вопросы. Подобные исследования неточны по своей природе. «Утверждать наверняка можно лишь то, – с философским юмором замечает Дж.Кампизи, – что рано или поздно все мы умрем».

Авторами публикации были специалисты из биотехнологической компании Gero (штаб-квартира в Сингапуре), медицинского центра Roswell Park Comprehensive Cancer Center (Буффало, Нью-Йорк, США) и Курчатовского института (Москва, Российская Федерация).

 

По материалам сайта Live Science