Тонзиллэктомия

Есть такая присказка: «даже ребенку известно». Многим детям существование ЛОР-врачей и хирургов становится известным в контексте таких родительских фраз, как, например, «опять гланды красные» или «миндалины, наверное, придется удалять». После некоторого периода взрослых споров и рассуждений, – надо или не надо, – наступает очень неприятный день, который хочется как можно быстрее забыть, а потом ребенок снова появляется в дошкольном учреждении или в школе, с гордостью объявляя мало что понимающим сверстникам: «А мне гланды вырезали!».

Слово «гланды» в переводе с латыни означает «железы» и в медицине является нарицательным: оно употребляется для обозначения не одной лишь небной пары миндалин. «Миндалины» – созвучное производное от «миндаль», которое, в свою очередь, является искаженной калькой с греческого «амигдалон» или «амигдалис». «Тонзилла» или «tonsilla palatina» – это уже новолатинское название все той же небной миндалевидной железы, особого образования из лимфоидной ткани, которое является структурным элементом глоточного лимфоидного кольца.

Тонзиллэктомия
— хирургическое удаление первой и второй небных миндалин, пары небольших железок по разные стороны от глотки, между языком и мягким небом.

Такая операция всегда является крайней мерой, как и любая другая «-эктомия». Лишних деталей при нормальном анатомическом развитии в человеческом организме нет; даже рудименты выполняют те или иные полезные функции, а миндалины – это отнюдь не рудимент, это один из ключевых форпостов иммунной системы, а также часть системы кроветворной и, возможно, носитель иных дополнительных функций, о чем современная медицина пока не может судить уверенно. Тем не менее, дискуссии о тонзиллэктомии продолжаются, то затухая, то вновь разгораясь; диапазон родительских мнений на форумах и в коридорах лор-отделений простирается от: «На Западе уже давно никому не удаляют» и до: «Лучше сразу удалить, чтобы потом не болел(а)».

Конечно, некорректна сама постановка вопроса. В профессиональной среде он ставится иначе и подразумевает, прежде всего, необходимость самого тщательного анализа и учета всех имеющихся показаний и противопоказаний (поскольку и те, и другие могут быть достаточно серьезными). Решение врача должно быть взвешенным и четко аргументированным, а решение пациента (или родителей пациента) – информированным и осмысленным.

На сегодняшний день тонзиллэктомия является наиболее частой операцией из всех производимых детям. Превентивно она не производится ни на Западе (а было, было, чего уж там), ни у нас.

Показания

Абсолютным лидером среди показаний остается хронический тонзиллит – с присущими ему осложнениями в виде частых ангин, паратонзиллярных абсцессов, тонзиллогенных ринитов, конъюнктивитов, фарингитов/ларингитов, трахеобронхитов и т.д. Ежегодная частота таких осложнений служит одним из критериев принятия решения. Колонию стрептококка (или другого патогена), мертвой хваткой вцепившегося в миндальный островок, так просто не разгромишь и из организма не депортируешь. Колония же эта активизируется и норовит расползтись вокруг при первом удобном случае: переохлаждение, истощение, гиповитаминоз и любые другие факторы ослабления местного и общего иммунитета. Однако есть еще более веские основания ставить вопрос об операции. Существование хронического инфекционно-воспалительного очага у входа в ЖКТ и верхние дыхательные пути, способность болезнетворных микроорганизмов к лимфогенной и гематогенной экспансии в ряде случаев обусловливают запуск таких заболеваний, как ревматизм, колит, гастроэнтерит или пресловутый аппендицит, инфекционный полиартрит, воспаления почечных структур, поражения сердечно-сосудистой и нервной систем. Достоверно известно, что после удаления миндалин нередко начинается спонтанная (без дополнительной терапии) редукция нефропатологической симптоматики, суставных болей, эндокринного дисбаланса и пр. В литературе приводятся данные о том, что у 60-65% пациентов, страдающих стрептодермией, псориазом и другими кожными болезнями, тонзиллэктомия обусловливает излечение или, по крайней мере, существенно интенсифицирует терапию дерматологических заболеваний.

В некоторых случаях, чаще у взрослых пациентов, показанием к операции служит не воспаление, а гиперплазия, – разрастание, аномальное увеличение тонзилл, которое при достижении определенных размеров может стать причиной храпа и ночного диспноэ (дыхательных нарушений во время сна, особенно на спине), а также изменений тембра голоса и дикции, глотательных затруднений и, реже, ослабления слуха. Кроме того, такая аномалия всегда сопряжена с риском малигнизации, т.е. появления атипичных клеток и начала роста злокачественной опухоли (есть статистически значимые сведения о том, что своевременная тонзиллэктомия на самом деле снижает частоту онкопроцессов с первичным очагом в этой зоне).

Следует, однако, повторить: ни одно из перечисленных показаний, оставаясь на уровне вероятностного, потенциального риска, не может рассматриваться как основание для упреждающей тонзиллэктомии. Лимфоидное кольцо выполняет важную иммунно-барьерную функцию, и просто «на всякий случай» создавать в этом барьере пробоину нельзя. Многие специалисты категорически настаивают на том, что речь об операции может вестись не раньше, чем будут исчерпаны все возможности антибактериального, иммуномодулирующего, санаторно-курортного, физио- и фитотерапевтического лечения, – учитывая, что сегодня эти возможности весьма велики и во многих случаях действительно позволяют избежать хирургического вмешательства.

Противопоказания, осложнения

К абсолютным противопоказаниям относятся все гематологические заболевания, при которых снижена свертываемость крови; эндокринная или сердечно-сосудистая патология, вкл. атеросклероз и артериальную гипертензию; печеночная или почечная недостаточность; сифилис или туберкулез в активной фазе; тяжелая форма сахарного диабета, и др.

Тонзиллэктомия не производится в остром периоде ОРЗ или ОРВИ, герпетических и ревматоидных заболеваний. При наличии абсцессов, во избежание жизнеугрожающих осложнений (сепсис, флегмона, инфекционно-токсический шок и т.д.), иногда под мощным антибиотическим прикрытием удаляют абсцедированные миндалины полностью – это безопасней, чем лечение в два этапа.

При любых обстоятельствах, за исключением экстраординарных и потому спорадически редких ситуаций, считается нецелесообразным и нежелательным производить тонзиллэктомию до достижения пациентом 3-4-летнего возраста.

Наиболее типичным осложнением тонзиллэктомии являются интра- и постоперационные кровотечения. В результате технической или методологической ошибки в единичных случаях ятрогенно травмируются интактные окружающие ткани. Некоторые больные описывают естественный послеоперационный дискомфорт как сильную боль и/или речевые проблемы, однако такие нарушения являются быстро преходящими.

В целом, усредненная частота достижения полного успеха при выполнении тонзиллэктомии в настоящее время оценивается на уровне ок. 85%. Для передовых клиник, располагающих современным инструментарием и высококвалифицированным опытным персоналом, этот показатель выше, но ста процентам он не равен нигде: это все-таки хирургия, и предусмотреть заранее все варианты развития ситуации на сегодняшний день невозможно.

Статистическая вероятность осложнений не превышает 0,5-2% (показатель, опять же, варьирует).

Подготовка

Совершенно необходимой подготовительной процедурой является тщательное обследование – с применением всех доступных инструментальных, лабораторных (бактериологических, по показаниям — гистологических), аллергологических и других методов диагностики, выбор которых зависит от конкретной ситуации.

Как показано выше, в некоторых случаях операция откладывается (напр., до купирования острой инфекционно-воспалительной симптоматики) или, учитывая результаты диагностики, отменяется – с поиском альтернативных решений.

За 6-8 часов перед операцией полностью исключается прием пищи.

Операция

Сегодня практикуется несколько режимов осуществления тонзиллэктомии, выбираемых в каждом случае индивидуально: стационарный (как правило, пациент госпитализируется на 2-3 дня), режим «одного дня» (пациент остается в клинике до вечера, что позволяет проконтролировать непосредственный послеоперационный период и убедиться в отсутствии осложнений) или амбулаторный режим, когда пациент отправляется домой уже через 1,5-3 часа после операции.

Дискутабельным является оптимальный выбор способа обезболивания. Предметом обсуждения становится, как правило, вопрос о том, «что хуже» – вред и риски общего наркоза (а он далеко не безобиден) или сокрушительное, шокирующее потрясение от боли, страха и вероломной жестокости взрослых, что может составить серьезную психотравму для маленького ребенка (кому гланды и/или аденоиды «вырезали» еще в советские времена, тот поймет).

Объективно говоря, в подавляющем большинстве случаев общий наркоз сегодня не нужен: местные анестетики достаточно эффективны и надежны. Иногда компромиссным решением становится седативная премедикация и медикаментозный сон, но многие клиники практикуют все-таки общий наркоз, по крайней мере, в детских операциях. Вообще, этот вопрос также должен решаться в строго индивидуальном порядке.

Что касается самого вмешательства, в России чаще всего применяется наиболее простая, отработанная и верная техника, подразумевающая использование скальпеля, специальных хирургических ножниц и тонкой проволочной петли. Дело вовсе не в ортодоксальности или, хуже того, «отсталости» мышления российских лор-хирургов. Напротив, отечественные специалисты всегда отличались как раз умением мыслить рационально, хладнокровно и незашоренно, достигая планируемой цели кратчайшим безопасным путем. В ряде случаев нет никакого смысла усложнять ситуацию применением «модных» (зачастую дорогостоящих, заметим) высоких технологий.

С другой стороны, в наши дни у хирургов появилась не только возможность выбора, – что исключительно важно, – но зачастую и веские основания делать этот выбор в пользу альтернативных современных методов. Так, особое внимание многие специалисты уделяют холодноплазменной коблации, которая имеет целый ряд неоспоримых преимуществ в плане надежности и безопасности. Изучаются также возможные перспективы развития и применения криодеструктивных, лазерных, радиочастотных, электрокоагуляторных, микродебридерных техник вмешательства. И снова следует подчеркнуть, что выбор в решающей степени должен зависеть от индивидуальных особенностей, целей вмешательства и клинических нюансов ситуации, в которой оно осуществляется.

Как правило, продолжительность операции, каким бы способом она ни выполнялась, не превышает 30-40 минут.

Период полной реабилитации обычно составляет 7-10 дней.