Болезнь Пейрони

Болезнь Пейрони относится к числу заболеваний, о которых очень неохотно говорят мужчины и мало что знают женщины.

То и другое зачастую становится причиной серьезных проблем, – которых могло бы и не быть при более спокойном, информированном и рациональном отношении к этому заболеванию.

Речь идет о фибропластической индурации или, попросту говоря, об искривлении полового члена. Учитывая, насколько фаллоцентрична мужская психосексуальная сфера (благодаря особенностям биосоциальной эволюции человечества), насколько она уязвима и тревожно-мнительна в отношении детородного символа маскулинности (чего стоит одни сомнения касательно размера, которые многих мужчин буквально сводят с ума и заставляют добиваться объективно ненужной помощи от пластических хирургов), – болезнь Пейрони действительно представляет собой серьезную проблему.

Это заболевание, впервые клинически описанное придворным французским врачом Ф. де ла Пейрони (1743) и названное его именем, на самом деле было известно с незапамятных времен; оно появилось, по всей видимости, вместе с мужчинами как таковыми. Статистически оценить его распространенность в общей популяции практически невозможно, поскольку частота регистрируемых обращений лишь приблизительно экстраполируется на истинную эпидемиологическую ситуацию. Так, в литературе встречаются достаточно сдержанные оценки, согласно которым клинически значимая деформация члена наблюдается у 0,5-2% пациентов, обратившихся к урологу или андрологу, тогда как реальная доля таких мужчин может составлять 3-4%. Русскоязычная Википедия сообщает о 0,4-9%, англо- и франкоязычная говорят о 10%, украиноязычная ограничивается интервалом 0,3-1% и относит его только к старшей возрастной группе, польская снова упоминает 10%, но уже как долю пациентов с показаниями к хирургическому вмешательству. Интересные данные можно встретить в испанской Вики: среди мужчин белой расы распространенность болезни Пейрони составляет 1%, у негроидов встречается гораздо реже, а среди мужчин-монголоидов не было зарегистрировано ни одного случая. В других источниках эта странная тенденция описывается по формуле «часто-редко-очень редко».

Словом, нам, – по крайней мере, европеоидной нашей выборке, – снова не повезло.

Причины

Во многих псевдонаучно-популярных текстах, на разные лады списываемых авторами друг у друга, болезнь Пейрони трактуется как разрастание хрящевой ткани. Однако суть болезни отражена уже в самом ее латинском названии: формируется бляшка соединительной ткани между кавернозным телом и его белочной оболочкой. Долгое время этиопатогенез связывали исключительно с микро- и макротравмами эрегированного члена (получаемыми, прежде всего, в ходе слишком энергичных сексуальных сношений и/или при интенсивной мастурбации): возникает воспаление, в восстановительный процесс включаются фибробласты, эластичные волокна на локальном участке вытесняются коллагеновыми, оболочка в значительной степени или полностью утрачивает упругость в этой зоне, фиброзная бляшка увеличивается (в период от полугода до полутора лет, после чего, как правило, стабилизируется или растет очень медленно) и достигает таких размеров, при которых искривление становится заметным, а эрекция – зачастую болезненной. В пользу травматической гипотезы говорит, в частности, тот факт, что фибропластическая индурация полового члена практически не встречается у детей и очень редко встречается у подростков, тогда как с началом активной половой жизни (и накоплением всевозможных механических воздействий) ее вероятность достоверно возрастает, достигая статистического максимума в выборках 30-40-летних мужчин. Это также приводится как аргумент в пользу другой теории, сугубо возрастной, согласно которой фиброз вокруг пещеристых тел развивается вследствие естественного износа, старения и тканевой дегенерации структур пениса. Кроме того, на том основании, что болезнь Пейрони примерно в каждом десятом случае сочетается с фиброматозной контрактурой Дюпюитрена, ряд авторов полагает фибропластическую индурацию члена частью общего коллагенозного процесса. Обсуждаются также аутоиммунная и наследственная гипотезы.

Однако на сегодняшний день к названию болезни нередко добавляют уточнение «идиопатическая», то есть этиологически неясная или обусловленная сугубо индивидуальными свойствами конкретного организма в неблагоприятном их сочетании.

Симптоматика

Основной, но не единственный симптом болезни Пейрони, – искривление члена относительно продольной оси. Направление и радиус (или угол) деформации могут быть самыми разными, выраженность патологии варьирует от малозаметного, сугубо эстетического дефекта до полной невозможности осуществления коитуса. В некоторых случаях заметно искривлен только эрегированный член; в других, напротив, эрекция нивелирует искривление, а в невозбужденном состоянии член оказывается несколько повернут вокруг оси или отклонен в одну из сторон. При определенных вариантах расположения фиброзной бляшки пенис может быть не только деформирован, но и укорочен, «стянут» к корню.

Различна также интенсивность болей; кроме того, в рамках одного случая она может быть разной в зависимости от степени эрекции и/или практикуемой сексуальными партнерами техники.

Диагностика

Для специалиста диагностика фибропластической индурации особых сложностей не представляет: достаточно осмотра и пальпации. Дополнительно назначают УЗИ, лабораторные анализы, ангиографическое исследование (для оценки состояния гемодинамики и «гидравлики» члена) и т.п. В ряде случаев болезнь Пейрони необходимо дифференцировать от других заболеваний, прежде всего неопластических, поэтому может быть назначена биопсия.

Лечение

В коррекции фибропластического дефекта применяются как консервативные методы (которыми в большинстве случаев и начинается лечение), так и хирургические. К первой группе методов относится, в частности, витаминотерапия, электрофорез с гормонами или лидазой, инъекции гиалуронидазы или верапамила, лазерная и УЗ-терапия, тамоксифен, карнитин, колхицин, нестероидные противовоспалительные и другие средства, купирующие болевой синдром и предотвращающие дальнейший рост соединительнотканных бляшек.

Разработаны четкие критерии целесообразности хирургического вмешательства, основанные на геометрических параметрах и форме дефекта, сохранности эректильной функции и возможности полноценного сексуального контакта, выраженности болевого синдрома и т.д. Уже сам факт наличия таких критериев говорит о том, что заболевание хорошо знакомо хирургам, специализирующимся на андроурологии.

Следует, однако, тщательно взвешивать соотношение прогнозируемого эффекта и возможного риска. В некоторых случаях эффект может оказаться обратным не только при хирургическом вмешательстве, – которое само по себе является серьезной травмой, – но и при консервативном лечении (прежде всего, инъекционном, которое также усугубляет микротравматизацию и вместо желаемого результата может, напротив, стимулировать рост бляшек). Кроме того, к возможным осложнениям операции относятся повреждения уретры и нервных окончаний, укорочение полового члена, снижение чувствительности головки.

Однако действительно существует множество специальных техник хирургической коррекции, которые при квалифицированном исполнении достигают успеха в 75-95% случаев (операции Несбита и Микулича, пликационная и лоскутная корпоропластика и т.д.); прибегают также к эндофаллопротезированию.

В единичных случаях фибропластическая индурация обнаруживает тенденцию к более или менее быстрому спонтанному исчезновению или, вопреки вышеупомянутым возрастным тенденциям, становится менее выраженной (возможно, просто дезактуализируется психологически) по мере приближения к пожилому возрасту.

Эффективность консервативного лечения, в среднем, ниже эффективности хирургической коррекции. Во многом это связано с недостаточной изученностью причин и патогенеза болезни Пейрони, что затрудняет разработку подлинно этиопатогенетической терапии. Однако есть все основания надеяться, что такая терапия будет разработана в обозримом будущем.