Парапроктит

Медицина построена на строгой этике и деонтологии, но не может позволить себе культуральные и религиозные табу, светские приличия и тематические фильтры – иначе население начнет быстро сокращаться. Все эти условные рамки, преимущественно связанные с выделительной и репродуктивной системами организма, интересуют медицину лишь в той степени, в какой они мешают пациенту осознать проблему, вовремя обратиться за помощью и толково, лаконично, содержательно, – не краснея в мучительных поисках эвфемизмов-синонимов, – вербализовать наиболее значимые жалобы. Любые соображения, которые этому препятствуют, для медицины являются лишь одним из факторов роста летальности, частоты инвалидизаций, процента тяжелых осложнений, вероятности рецидивов.

Речь пойдет о парапроктите – одном из наиболее распространенных и, вместе с тем, тяжелых, сложных, терапевтически резистентных проктологических заболеваний.

Инфекционно-воспалительные процессы классифицируются по множеству критериев (локализация, патоген, тип течения и т.д.). Согласно правилам медицинского словообразования, большинство таких диагнозов заканчиваются на «-ит». Однако есть и исключения: например, абсцесс (острое гнойное расплавление в локальном замкнутом пространстве) или, хуже того, флегмона. Последний термин означает разлитое, масштабное, не ограниченное определенным очагом гнойное воспаление ткани, лесным пожаром охватывающее рыхлую клетчатку. Флегмону можно уподобить также объемному взрыву, когда детонирует не бомба, а сама среда в том или ином радиусе.

Рыхлая (жировая) клетчатка в организме распределена неравномерно. Она выполняет амортизирующие, термоизолирующие и аккумулирующие функции. Этой ткани много под кожей и вокруг важнейших органов, в т.ч. вокруг прямой кишки, которая окружена несколькими клетчаточными пространствами (подвздошно-, позади- и тазово-прямокишечное, а также подслизистая клетчатка в стенке самой кишки). Гнойный воспалительный процесс в одной или нескольких таких прослойках, распространенный по флегмонозному типу, носит название парапроктит.

В общем объеме регистрируемой проктологической патологии доля парапроктитов составляет, по разным источникам, от 25% до 40%; это одна из лидирующих, после геморроя, позиций (наряду с анальными трещинами и колитами). В пересчете к общей популяции частота встречаемости парапроктита оценивается примерно как 1:200. Абсолютное большинство заболевших пребывают в зрелом, наиболее активном и продуктивном возрасте (25-50 лет). Гораздо чаще страдают мужчины.

Причины

Внутренняя поверхность прямой кишки не является гладкой. От природы этот орган имеет единственное предназначение, и все его строение – анатомическое, гистологическое, морфологическое, – подчинено и отлажено к выполнению одной лишь функции. В складчатых углублениях прямокишечной стенки, т.н. морганиевых криптах (греч. «крипта» означает тайник, схрон), располагаются выходные устья анальных желез. Вообще, эта зона богато иннервирована и васкулирована, что усложняет ее структуру, одновременно делая более уязвимой. Инфицирование прямокишечных крипт приводит к воспалению (криптит) и, нередко, к закупорке анальных желез, абсцедированию, спонтанному вскрытию гнойных капсул – и к распространению процесса на параректальные ткани. Инфекция может быть занесена гематогенным (с кровью) или лимфогенным путем. Обычно возбудителем выступает условно-патогенная кишечная палочка Escherichia coli, однако чаще инфекция оказывается комбинированной (особенно агрессивны в таких сочетаниях анаэробные патогены).

Факторами риска являются:

  • наличие инфекционно-воспалительных очагов в непосредственной близости к перианальной зоне (обычно это хронические урогенитальные инфекции);
  • язвенные колиты (неспецифический и болезнь Крона);
  • геморрой и другие проктологические заболевания;
  • нарушения пищеварения и дефекации (как диарея, так и запоры);
  • частые и интенсивные физические нагрузки, особенно поднятие тяжестей;
  • курение, алкоголь, обилие раздражающих кишечник продуктов в рационе;
  • пренебрежение элементарной гигиеной паховой зоны;
  • любые факторы и условия, ослабляющие иммунитет;
  • микро- и макротравматизация слизистой оболочки стенок прямой кишки.

На последнем пункте следует остановиться несколько подробней. Причиной повреждения прямокишечной слизистой могут стать некоторые медицинские процедуры, собственно травмы, анальные трещины как следствие сложных родов и иных перегрузок, наличие проглоченных с пищей инородных тел в каловых массах. Однако выше не случайно акцентируется монофункциональность прямой кишки, не предназначенной для чего бы то ни было, кроме эвакуации кала. Если этот акцент показался завуалированным «камушком в огород» анального секса, то в действительности это не камушек, а огромный, жесткий, отрезвляющий, – если угодно, антипсихотический, – булыжник. В актуальных тонкостях политкорректности старушка-медицина крайне слаба, но зато никто лучше проктологов не знает, чем оборачивается для прямой кишки эта сексуальная забава – enfant terrible порноиндустрии, позднеримской пресыщенности и тяги к экспериментаторству. Парапроктит однозначно входит в число последствий.

Симптоматика

Различают парапроктит острый и хронический. Этиопатогенетические механизмы едины, однако клиническая картина этих двух типов течения различается существенно.

Острый парапроктит, как и следует из определения, развивается быстро (в течение 1-3 суток), бурно, иногда катастрофически. Характерны интенсивные боли в перианальной области, которые по мере нагноения приобретают пульсирующий характер и могут иррадиировать в промежность, низ живота и т.д. Выражено общее недомогание с тенденцией к постоянному ухудшению; симптоматика поначалу может напоминать клиническую картину ОРВИ или иной аналогичной интоксикации (головная боль, слабость, лихорадочный озноб, высокая температура тела, суставно-мышечная ломота и пр.). Акты мочеиспускания и особенно дефекации (которая иногда сопровождается гнойным отделяемым) мучительно-болезненны. При подкожном остром парапроктите патологические изменения перианальных тканей заметны невооруженным глазом: гиперемия, выраженная болезненность, обширный отек вплоть до асимметрии ягодиц. Вообще, возможные варианты клинических проявлений весьма разнообразны и зависят от ряда факторов, прежде всего от локализации флегмонозного процесса в данном конкретном случае; по числу параректальных клетчаточных пространств выделяют четыре клинические формы острого парапроктита, а также смешанную форму. Спонтанное вскрытие абсцессов приносит лишь временное облегчение, на самом деле усугубляя ситуацию. Гнойное расплавление (этот устоявшийся термин очень точен) буквально прожигает в клетчатке свищевые ходы с выходами в прямую кишку, сфинктеры, у женщин во влагалище, у мужчин в мошонку, но чаще – через кожу в наружное пространство. Свищи могут и не иметь выхода, а простираться от пораженной крипты внутрь кишечной стенки или иной структуры. При выбросе гноя в брюшную полость практически гарантирован разлитой перитонит.

Хронический парапроктит, как правило, является прямым результатом самолечения, бездействия (в отчаянной надежде на то, что «поболит и перестанет»), иррациональных страхов перед визитом к проктологу (которые до определенного момента могут подавлять даже инстинкт самосохранения) и, в дальнейшем, несоблюдения врачебных предписаний. Для хронического парапроктита типичен незаживающий свищ (или несколько таких ходов), что становится источником тяжелых гигиенических, эстетических и психологических проблем, обусловленных, в том числе, спонтанным выходом кишечных газов и каловых масс через свищевой канал. При поражении сфинктерных «колец» возможен также собственно энкопрез (инконтиненция кала, недержание). Характерно чередование ремиссий и обострений, которые провоцируются даже незначительной травматизацией, ослаблением иммунитета, закупоркой свищевого канала по тем или причинам; клиника таких рецидивов, в целом, аналогична острому парапроктиту. При длительном течении фиброз (рубцевание) и «тлеющее» воспаление могут форсировать появление атипичных клеток и запуск злокачественного онкопроцесса. Вообще, высокая вероятность малигнизации присуща практически всем проктологическим заболеваниям.

Диагностика

Глубокое расположение может проявляться неспецифической симптоматикой и на время затруднять диагностику, тогда как в большинстве других вариантов диагноз для специалиста очевиден практически сразу же. Производится стандартный осмотр с пальцевым исследованием (как правило, весьма болезненным для пациента, но необходимым и информативным для врача в плане определения масштабов и преимущественной локализации воспалительного процесса). В некоторых случаях целесообразна ректороманоскопия; по показаниям назначаются дополнительные инструментальные методы диагностики (УЗИ с ректальным доступом, фистулография и т.д.), отбирается материал для лабораторных анализов.

Лечение

В некоторых источниках обсуждается возможность прервать (и только в самой ранней, начальной стадии парапроктита) гнойно-воспалительный процесс ударными дозами антибиотиков, интенсивной физиотерапией, соблюдением строгой диеты и обеспечением регулярной беспрепятственной дефекации. Однако строить на этот счет какие-либо иллюзии или, упаси боже, пускаться в самолечение «народными методами» – смертельно опасно. Острый парапроктит является неотложным состоянием, которое при отсутствии специализированной помощи легко становится жизнеугрожающим. Ни острый, ни хронический парапроктит не лечится иначе, как хирургическим вмешательством, причем такие операции технически сложны и продолжительны, они могут быть выполнены с радикальным успехом (т.е. полным безрецидивным излечением) лишь высококвалифицированной хирургической бригадой, имеющей достаточный опыт и специализацию в области проктохирургии. Антибактериальная, противовоспалительная, диетологическая и физиотерапия необходима и обязательна в реабилитационном периоде, который также может оказаться достаточно длительным и сложным.

Гораздо более сложным, чем процесс извлечения правильных выводов из данного материала.