Профессиональные заболевания

Профессиональными называют болезни и патологические состояния, непосредственно связанные с трудовой деятельностью, с прямым вредоносным либо провоцирующим воздействием тех или иных (см. ниже) факторов на производстве. Эта проблема остра и актуальна во всем мире: по данным Международной организации труда (ILO), ежегодно от профессиональных заболеваний и производственных фатальных инцидентов погибает свыше двух миллионов человек.

Помимо очевидной социально-экономической значимости, данная сфера имеет ряд иных, не менее сложных и важных аспектов. Например, в медицинском плане профзаболевания зачастую трудны в диагностике и лечении, отличаются кумулятивным характером (накоплением вредоносного фактора) и длительным, порой до нескольких десятилетий, латентным периодом развития. В юридическом плане значительные сложности нередко возникают с установлением причинно-следственных связей, проведением медико-социальной экспертизы (МСЭ), сбором доказательной базы и т.д. Законодательство предусматривает ряд обязательных мер по охране труда и технике безопасности, проведение регулярных профосмотров на вредных производствах и ответственность работодателя за неисполнение этих требований, а также обязывает работодателя возмещать ущерб здоровью, понесенный работником в связи с профессиональной деятельностью. На практике все эти положения выполняются и «работают» далеко не всегда, и иной раз пострадавшему очень сложно отстоять свои права даже в суде. Один из первых судебных прецедентов такого рода (по крайней мере, первый процесс, получивший широкий общественный резонанс и вошедший в историю как начало борьбы за защиту не только экономических, но и медико-биоэтических прав работников) был инициирован в конце 1920-х годов в США «радиевыми девушками» – пятью бывшими сотрудницами часовой фабрики, утратившими здоровье из-за постоянного контакта с радиоактивным веществом. Обстоятельства дела были настолько очевидны и, прямо говоря, ужасны, что работодатель после нескольких попыток отвести обвинение предпочел пойти на мировое соглашение, выплатив пятерым истицам крупное по тем временам возмещение и установив им пожизненную пенсию. Характерно, однако, что в ходе расследований так и не было достоверно установлено, – сколько людей в действительности погибло и сколько лишилось здоровья, получив тяжелейшие лучевые травмы на предприятиях US Radium Corporation.

Ситуация в России и Санкт-Петербурге

В плане профзаболеваний Российская Федерация сегодня занимает далеко не худшие позиции по сравнению с другими странами. Однако ведущие специалисты в этой области с растущей тревогой говорят о том, что официальная статистика очень далека от истинного положения дел. Система учета и регистрации безнадежно устарела, она не отвечает реалиям рыночной экономики и частной собственности. В своевременном выявлении профзаболеваний на ранних стадиях не заинтересован, по сути, никто – ни работник, у которого есть все основания опасаться немедленного увольнения под каким-либо предлогом (который при желании всегда можно найти), ни работодатель, всеми силами избегающий штрафных санкций и затрат на улучшение условий труда, ни врачи, которые за несколько отведенных им минут успевают разве что поздороваться и попрощаться с обследуемым. В результате целые группы профзаболеваний остаются совершенно неучтенными, ряд «новых» болезней вообще не считаются профессиональными, а доказать связь, например, между врожденными аномалиями у ребенка и производственными вредностями на работе его матери никто и не пытается.

Примечательно, что свыше 70% профессиональных заболеваний в России обусловлено неверной организацией труда и нарушениями технологического процесса, малая часть приходится на различные конструктивные недостатки и неисправности оборудования, и более 26% (обратим внимание) связано с отсутствием необходимых средств индивидуальной защиты. Еще большую тревогу вызывает тот факт, что сокрытие или фальсификация данных о профзаболеваниях, производственных травмах, случаях внезапной «стрессовой» смерти на производстве или в офисе (что в международной практике обозначается японским термином «кароси» и тщательно расследуется во всех цивилизованных странах) приняли у нас, судя по ряду публикаций, массовый характер; примат корпоративных интересов над индивидуальными, многократно усугубляемый коррупцией, совершенно недопустим, и с этим придется что-то делать.

Эти и многие другие наболевшие вопросы (а они остаются болезненными в большинстве стран мира) обсуждались, в частности, на крупном международном семинаре по предупреждению профзаболеваний, который прошел в Санкт-Петербурге в 2015 году. По имеющимся на тот момент сведениям (едва ли они принципиально изменились с тех пор), на «официально-вредных» производствах занято 17% трудоспособных петербуржцев. При этом из всех зарегистрированных промышленных объектов Петербурга около 80% создают риск развития профзаболеваний. Каждое пятое рабочее место не соответствует предельно допустимым нормам зашумленности, каждое четвертое – нормам вибрации. Средний возраст, в котором у жителей Петербурга выявляется профессиональная патология (ежегодно документируется лишь немногим более 100 случаев, что вряд ли отражает истинную эпидемиологию), составляет 50 лет. Очень важно отметить, что абсолютное большинство подтвержденных профзаболеваний, – 90% случаев, – в дальнейшем результируют инвалидностью (чего можно было бы избежать при ранней диагностике), а третья часть выявляется на той стадии, когда инвалидность фактически уже наступила. Наибольшее число профзаболеваний, т.е. свыше 70%, в Санкт-Петербурге приходится на транспортный сегмент рынка труда. Лидирует патология, развившаяся в результате постоянных физических перегрузок (среди больных преобладают докеры Морского порта), далее следуют заболевания, – прежде всего, нейросенсорная тугоухость, – вызванные недопустимым уровнем шума, и здесь больше всех рискуют работники аэропорта Пулково. Такая структура профзаболеваний несколько отличается от общероссийской (см. ниже); впрочем, уверенно судить об этом, учитывая все вышесказанное, не приходится.

Причины профзаболеваний

Существуют различные подходы к классификации и категоризации профессиональных болезней. В одних источниках основные вредоносные факторы разбиты на пять групп, в других, – и тоже вполне аргументированно, – на восемь, а именно: 1) биологические факторы; 2) физические; 3) связанные с пылью и аэрозолями; 4) вибрационные и/или акустические; 5) связанные с тяжестью и интенсивностью труда; 6) химические; 7) онкогенные; 8) аллергенные.

В 2012 году вышел Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации № 417н, которым был утвержден новый (и остающийся в силе на момент подготовки данного материала) Перечень профессиональных заболеваний. В отличие от устаревшего Перечня 1996 года, новая редакция содержит не пять, а четыре группы (рубрики), объединяющие в общей сложности более ста профессиональных заболеваний.

Наиболее обширной является первая группа, – острые отравления и хронические интоксикации всевозможными химическими веществами, соединениями, парами и т.д. Одно из многочисленных острых состояний такого рода, а именно аспирационная токсическая пневмония, подробно описано в статье «Бензиновая пневмония»; что касается хронических профессиональных заболеваний «химической» группы, то типичным примером могут служить пневмокониозы.

Во вторую группу вошли заболевания, развитие которых провоцируется физическими факторами. К таковым факторам отнесены излучения (сверхвысокочастотное, ультрафиолетовое, инфракрасное, лазерное, ионизирующее и др.), высокие и низкие температуры, аномальные уровни давления производственной среды (воздух, газ, вода), акустическое воздействие, производственная вибрация (см., например, статью «Вибрационная болезнь»).

В третьей группе объединены биологические и аллергенные факторы (инфекции, паразитозы и аллергические реакции).

Наконец, четвертая группа образована заболеваниями, в основе которых лежат высокие физические нагрузки, а также хронические перенапряжения отдельных органов и систем. Здесь собраны всевозможные нейропатии, мышечно-тонические синдромы, профзаболевания опорно-двигательного аппарата и зрительной системы.

Следует обратить внимание на то, что производственные травмы не считаются профессиональными заболеваниями и рассматриваются отдельно, – как с этиопатогенетической, так и с юридической точек зрения.

Анализ ситуации (вместо заключения)

Вопрос о том, какое профзаболевание является наиболее распространенным, относится к часто задаваемым. Однако ответ в решающей степени зависит от региона. Скажем, в Европе и некоторых странах Азии преобладает утрата или снижение слуха в связи с акустическим фактором, в районах с развитой нефтедобывающей и химической промышленностью – разного рода отравления (острые и хронические), и т.п. В вышеупомянутом Перечне больше всего диагнозов содержит первая, «химическая» группа, и наиболее распространенным в Российской Федерации профзаболеванием остается, видимо, отнесенный к этой группе пневмокониоз (различной этиологии). Однако если рассматривать совокупный вклад каждой группы, то с большим отрывом лидируют заболевания, обусловленные вредоносным действием не химических, а физических факторов: на долю второй группы в общей структуре профзаболеваний приходится около 47%, где, в свою очередь, преобладают нейросенсорная тугоухость (59% всех заболеваний этой группы) и вибрационная болезнь (37,5%).

Далее в статистике следует группа болезней, обусловленных общими физическими перегрузками и локальными перенапряжениями отдельных систем организма (ок. 25%).

На третьем месте – «аэрозольные» профзаболевания (17,5%), и, наконец, лишь на четвертом – все прочие острые и хронические интоксикации химическими веществами (6,2%).

Остальными факторами и причинами (биологическими, аллергическими, инфекционными) в совокупности обусловлено менее 5% профзаболеваний.
Внимательное изучение действующего Перечня (не говоря уже о юридических и страховых проблемах его применения, которые здесь не рассматриваются) приводит к пониманию той тревоги, которой проникнуты публикации и выступления специалистов в данной области. Действительно, в Перечне ни словом не упоминаются врожденные аномалии внутриутробного развития, непосредственно связанные с тератогенным воздействием производственных факторов на будущих матерей. Перечисляются некоторые заболевания, связанные с перенапряжением зрения и, отдельно, статическим перенапряжением мышц, суставов, нервов (напр., карпальный туннельный синдром), – однако даже не упоминаются компьютерные профессии, давно известные как фактор риска в отношении специфической комбинированной патологии, включающей психоневрологические и офтальмологические нарушения. Ни слова нет о тяжелом вредоносном действии хронических психоэмоциональных перегрузок, тогда как именно этот фактор мировая медицина рассматривает в качестве главной причины психосоматических расстройств и внезапных смертей на рабочем месте – от якобы «общих», т.е. непрофессиональных заболеваний (прежде всего, от инфарктов и инсультов). Крайне поверхностно и избирательно описаны онкогенные факторы, и т.д.

Очевидно, и впрямь требует самой серьезной реорганизации вся система учета, контроля, медико-социальной экспертизы и юридической интерпретации профессиональных заболеваний. Рано или поздно такая реорганизация будет осуществлена, поскольку сиюминутная экономия отдельных работодателей на мерах охраны труда, профосмотрах, невыплаченных возмещениях или подчас виртуозном избегании штрафных санкций – не идет ни в какое сравнение с колоссальным экономическим и медико-социальным ущербом, который связан с профпатологией в государственном масштабе.

Как показывает мировая практика, регулярные скрининговые обследования персонала и раннее выявление заболеваний (не только профессиональных, но и «общих», «офисных», «новых» и т.д.) для предприятий любой формы собственности и любого рыночного сегмента в конечном счете оборачиваются значительными преимуществами – экономическими и рейтинговыми. Однако практика отечественная говорит о том, что такая деятельность легко превращается в сугубо формальные (а то и вовсе бумажные) профосмотры. Очевидно, что медучреждение, заключающее соответствующий договор и намеревающееся осуществить достаточно оперативное, многоплановое и реально информативное обследование персонала, – т.н. чекап (check up), – должно обладать высокотехнологичным оборудованием и высококвалифицированными специалистами, организационным и клинико-диагностическим опытом, не говоря уже о предусмотренной законом сертификации.

Остается лишь добавить, что Лахта Клиника, будучи крупным многопрофильным медцентром, в полной мере соответствует всем этим требованиям, а сотрудничество с предприятиями в области чекап-обсcледований рассматривает для себя как одно из стратегических направлений, – и успешно развивает его в течение многих лет.