Малярия

Малярия (уст. «болотная лихорадка») – тяжелое, жизнеугрожающее заболевание из числа протозойных паразитозов. Вообще, практически все болезни, вызываемые микроорганизмами подцарства простейших (protozoa), отличаются тяжелыми клиническими проявлениями, зачастую упорным течением и устойчивостью к терапии, а иногда и высокой летальностью. Подробнее о наиболее характерных особенностях и отличиях протозойной формы жизни можно узнать в статьях «Болезни, вызываемые простейшими» и «Простейшие. Амебиаз». Учитывая высокую социальную значимость и тенденцию к учащению заболеваний этой группы, Лахта Клиника настоятельно рекомендует ознакомиться с указанными материалами.

Эволюционная линия приматов, впоследствии развившаяся в современного Homo Sapiens, малярией болеет, как минимум, 50 тысяч лет. Весьма интересна история формирования видовой иммунной защиты от возбудителя (к сожалению, врожденный иммунитет у человека не выработался, как не вырабатывается и приобретенный); не менее интересна история исследований в этой области, отмеченная несколькими Нобелевскими премиями – эти сведения есть, например, в Википедии.

Малярия по сей день остается одной из наиболее смертоносных болезней человека. По уровню летальности она на пятом месте среде всех инфекционных заболеваний и на первом – среди паразитарных. Распространение характеризуется отчетливой эндемичностью: в наибольшей степени поражена Африка (откуда, по всей вероятности, и происходит возбудитель), страны Индокитая, Центральной и Южной Америки. Ежегодная заболеваемость то возрастает, то снижается, однако в целом за последние полвека она выросла в несколько раз, и не последнюю роль в этом играют интенсивные миграционные процессы, развитие различных форм туризма, а также адаптивность и жизнестойкость возбудителя, присущая протозойным культурам вообще. В настоящее время малярией заболевают, по данным многочисленных международных антималярийных организаций, от 250 до 600 миллионов человек в год, и около миллиона ежегодно умирает (по другим источникам, ежегодная летальность достигает 3 млн чел). Это чудовищная, совершенно недопустимая для третьего тысячелетия статистика свидетельствует о том, что малярию отнюдь не приходится считать «почти побежденной болезнью из прошлого» (такое представление нередко встречается в нашей стране, где, тем не менее, малярией заболевают тоже, причем тенденция к ухудшению эпидемиологических показателей отмечается и в России). Более 90% заболеваемости и летальности территориально относится к африканским странам, поэтому при поездках туда (и в другие тропические или субтропические зоны) необходимо принимать защитные меры.

Возбудитель

Малярийный плазмодий – простейшее класса спорозойных (куда входит также единственный известный на сегодняшний день представитель токсоплазмы – Toxoplasma gondii). Род плазмодиев насчитывает более 200 видов, из них для человека опасны пять (ранее патогенными считались четыре, и не факт, что пятью видами проблема исчерпывается на самом деле). Переносчиком выступают многочисленные виды комара-анофелеса, в России широко распространенного почти повсеместно. Кровососущими являются, как известно, только самки. Специалисты постоянно разъясняют, что фруктовый комар-долгоножка, которого мы с детства привыкаем считать «страшным и больно кусающимся малярийным комаром», никакого отношения к малярии не имеет и вообще питается не кровососанием.
Малярийный плазмодий от человека к человеку может распространяться тремя путями: трансмиссивным (через комара, который служит окончательным хозяином для гаметного размножения), трансфузионным (через шприц или переливание крови) и трансплацентарным (от инфицированной беременной женщины к плоду). Заражение от теплокровных животных теоретически возможно, но на практике случается крайне редко. Определенные антитела к возбудителю иммунная система вырабатывает, однако иммунитет обычно является нестойким и не исключает ни повторного заражения, ни рецидивов малярии в клинически значимых формах.

Как и большинство протозойных культур, малярийный плазмодий отличается сложным, многофазным жизненным циклом. Доклиническая, латентная форма малярии протекает как внутриклеточный паразитоз в гепатоцитах – паренхиматозных клетках печени, куда с кровью проникают спорозоиты (инактивная, «выжидательная» форма возбудителя, открытая всего около 30 лет назад). Из одного спорозоита путем бесполого деления образуется несколько десятков тысяч мерозоитов, – эритроцитарной формы, которая затем снова попадает в кровь и в дальнейшем паразитирует на красных кровяных тельцах, укрепляясь на их поверхности. Пораженный эритроцит погибает. Размеры малярийного плазмодия зависят от стадии жизненного цикла и варьируют от 1 до 6 микрометров – для мира простейших это один из самых мелких размеров.

У некоторых видов паразитического плазмодия спорозоиты или, вернее, спящая гипнозоитная форма может оставаться в печени годами, сохраняясь способность к рецидивной активизации.

Инкубационный период от момента заражения до клинической манифестации может достигать 10 месяцев, но у неиммунных лиц развивается уже через две недели.

Симптоматика

Как следует из устаревшего названия (см. выше), доминирующим симптомом малярии выступает лихорадка, причем т.н. пирогенный порог, – минимальная концентрация паразитов в крови, при котором наступает сенсибилизация к чужеродному белку и развивается гипертермия, – у больного повышается с каждым рецидивом, то есть новые приступы требуют более многочисленного присутствия плазмодия в организме. Если при первичной инфекции бывает достаточно нескольких особей на один микролитр крови, то у частично иммунокомпетентных лиц (например, у жителей эндемичных по малярии регионов) пирогенный порог может достигать нескольких тысяч на 1 мкл.

Различают четыре клинических формы малярии: трех- и четырехдневная, овале-малярия и тропическая малярия. Каждая форма отличается определенной спецификой, но анемия (обусловленная массовой гибелью эритроцитов), увеличение селезенки и печени, а также приступообразная лихорадка присущи всем формам.

В продромальной стадии возможны головные боли, миалгии и артралгии, слабость, «разбитость»; далее начинаются приступы жара, озноба, потливости, после чего наступает облегчение и больной, как правило, засыпает. На высоте клинических проявлений возможны подъемы температуры до 40-41° и нарушения высшей нервной деятельности вплоть до психотических симптомов. Наиболее тяжелая форма угнетения ВНС, – глубокая малярийная кома, – характеризуется практически стопроцентной летальностью.

К очень тяжелым последствиям приводит малярия в период гестации, – как для беременной женщины, так и для плода. Тяжелые осложнения со стороны урогенитальной, нервной, дыхательной, билиарной, сердечнососудистой и других систем организма вообще присущи больным малярией, независимо от пола и возраста.
Диагностика

Наиболее информативным и распространенным методом диагностики малярии является микроскопия образца крови. Реже применяют иммунологические (иммуноферментные) методы; в отдельных случаях прибегают к дорогостоящему генетическому анализу ПЦР (полимеразная цепная реакция).

Лечение

С ХVII века и по настоящее время основным лечебным средством остается хинин – алкалоид, получаемый из коры хинного дерева. Попытки использовать альтернативные препараты, например, хлорохин, закончились плачевно из-за формирования резистентности у возбудителя. Та же ситуация может повториться с дорогим, но эффективным препаратом артемизинином, который сейчас служит хорошей альтернативой хинину.

Поэтому исключительно важно «долечиваться до конца», не прекращая прием препаратов при первом улучшении и, тем более, не занимаясь самолечением.

Наилучшим средством борьбы с малярией по сей день остается уничтожение переносчика: это вполне реально и позволяет добиться кардинального сокращения заболеваемости. Однако у большинства эндемичных стран такой возможности нет, – в силу низкого социально-экономического развития, – как нет и возможности осуществлять широкомасштабные лечебно-профилактические мероприятия на государственном уровне.

В настоящее время активно ведется разработка противомалярийных вакцин и прививок, проходят клинические испытания некоторые экспериментальные препараты, однако до начала их серийного производства и повсеместного практического применения пройдет, по-видимому, еще несколько лет.