Гипертония. Гипертензия

Вопрос о том, чем отличается гипертония от гипертензии, является одним из наиболее часто задаваемых, и начать, по-видимому, целесообразно именно с терминологии.

Мы говорим «хороший тонус», подразумевая бодрость, энергичность и готовность к действию; в противном случае уповаем на «тонизирующие» напитки. Тензором называется «мышца-напрягатель», экстензором — разгибательная мышца. Напряжения в сечении твердого тела описываются уравнениями тензорной алгебры. «Тонус» в переводе с греческого означает напряжение (напр., мышечный гипертонус — неспособность к расслаблению); практически так же переводится латинское «tensio», но с еще более механическим оттенком: подразумеваются напряжения сжатия, давления, растяжения.

Два последних слова в данном контексте являются ключевыми.

И гипертония, и гипертензия — это патологически высокое давление крови, постепенно растягивающее и истончающее сосудистые стенки. В МКБ-10 (Международная классификация болезней) в качестве нозологических единиц употребляются оба термина, причем один из них обычно следует в скобках за другим, напр.: «Гипертензивная болезнь сердца (гипертоническая болезнь сердца) с преимущественным поражением…» и т.д. Возможно, формулировки обретут однозначность в одиннадцатой редакции МКБ, принятие которой ожидается в 2018 году.

В литературе можно встретить различные трактовки терминов «гипертония» и «гипертензия», включая мнение об их абсолютной синонимичности. Однако любой лингвист знает, что абсолютные синонимы в языках (особенно в столь строгом и четком языке, как медицинский) практически не встречаются, т.е. тот или иной семантический оттенок в синонимах присутствует всегда. Поэтому в ряде источников дается иная интерпретация, простая, краткая и логично разделяющая два понятия.

Гипертоническая болезнь
— это собственно заболевание, которое характеризуется (как и другие болезни) определенными причинами и факторами риска, закономерностями развития, типичными вариантами клинической картины и исхода.
Артериальная гипертензия
— это патофизиологический феномен повышенного кровяного давления; кроме того, это совокупность взаимосвязанных симптомов, которыми проявляется гипертоническая болезнь.

Если совсем кратко: гипертония — болезнь, гипертензия — типичный для нее синдром. (Попутно заметим, что один и тот же синдром может сопутствовать разным заболеваниям, аномалиям и состояниям).

Так или иначе, проблема хронически повышенного давления в кровеносных сосудах остается по всему миру настолько острой, что ее внемедицинскими синонимами чаще всего становятся мрачно-поэтические образы вроде «тихий убийца», «молчаливый киллер», «болезнь века», «проклятие цивилизации» и т.п. Безосновательными эти определения не назовешь: гипертонии присуща тенденция к длительному латентному или малосимптомному течению, и первый же клинический манифест, – если это гипертонический криз, инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения, — может оказаться фатальным.

Как и в отношении других «болезней века», эпидемиологические оценки гипертонии широко варьируют в зависимости от региона, доминирующего диагностического подхода, состава обследованных выборок и многих других факторов. По всей вероятности, клинически значимой гипертонической болезнью страдают от 20 до 50 процентов взрослого населения земного шара. Из них примерно половина об этом не знает. Из оставшейся, осведомленной половины значительная часть пациентов по разным причинам не предпринимает никаких терапевтических либо профилактических мер.

Вместе с тем, в регулярно публикуемых статистических данных о причинах ненасильственной летальности сердечнососудистые заболевания устойчиво занимают первую позицию, причем наибольший вклад в «сердечнососудистую» смертность принадлежит именно артериальной гипертензии (по крайней мере, в России это так).

Медицина не стоит на месте; благодаря интенсивному развитию теории и методологии, технологии, фармакологии, — уровень летальности от артериальной гипертензии в последние 30-40 лет удалось существенно снизить. И все же ситуация остается, мягко говоря, неудовлетворительной.

Причины

Гипертонию подразделяют на первичную (эссенциальную, т.е. возникшую и прогрессирующую как самостоятельная болезнь) и вторичную (развившуюся вследствие или на фоне иного заболевания). 80-95% случаев приходится на эссенциальную гипертонию. Один из зловещих парадоксов этого «тихого убийцы» заключается в том, что его «повадки» исследованы досконально, однако далеко не все причины и триггеры (механизмы запуска) первичной артериальной гипертензии идентифицированы, изучены и объяснены. На сегодняшний день эссенциальная гипертония считается полиэтиологическим, многопричинным заболеванием, в развитии которого играют определенную роль наследственность, аномальное строение ткани сосудистых стенок и т.д. Однако в большинстве случаев гипертонию приходится признать идиопатической: причины не установлены или заключаются в неблагоприятном сочетании индивидуальных особенностей организма.

Вторичная (симптоматическая) гипертония чаще всего обусловлена заболеваниями почек и эндокринных желез (щитовидной, поджелудочной, надпочечников и т.д.), гормонпродуцирующими опухолями, беременностью. Выделяют также ятрогенную, – досл. «происходящую от врача», — гипертонию, причиной которой является длительный прием тех или иных медикаментов, либо синдром их отмены.

Что касается факторов риска, повышающих вероятность и/или способствующих развитию гипертонии, то здесь также складывается парадоксальная ситуация. Эти факторы давным-давно выявлены, систематизированы и классифицированы, подробно описаны в любом посвященном гипертонии тексте и отлично известны любому современному человеку. Тем не менее, все успехи в плане сокращения заболеваемости и летальности обусловлены большей частью не профилактикой (т.е. минимизацией хотя бы основных факторов риска), а развитием терапевтических, — по факту уже имеющейся гипертонии, — стратегий. По крайней мере, это касается тех стран, где государственные программы борьбы с гипертонией либо вовсе не приняты, либо работают не в полную силу. Справедливости ради следует сказать, что в Российской Федерации принимается ряд мер в этом направлении, — но эффективность таких медико-социальных программ пока, увы, недостаточна. В определенной степени это связано с тем, что гипертонии весьма благоприятствует, действительно, сам способ существования т.н. цивилизованного человека, особенно проживающего в крупных городах – очень высокий темп жизни, перегрузки и бескомпромиссная конкуренция, нездоровое питание, вредоносная экологическая обстановка и пр.

Факторы риска:

  • ситуации хронического информационного дистресса, особенно в сочетании с переутомлением и дефицитом сна;
  • атеросклероз (отложения кашицеобразных липидных бляшек на сосудистых стенках);
  • избыточная масса тела;
  • вдыхаемый в легкие дым от тлеющей сушеной табачной сечки, завернутой в пропитанную химическими ароматизаторами бумагу с т.н. «фильтром», благодаря которому дым избирательно обогащается наиболее онкогенными, токсичными, радиоактивными элементами таблицы Д.И.Менделеева;
  • алкоголь и все прочие психоактивные яды;
  • пожилой возраст;
  • гиподинамия (малоподвижный образ жизни с дефицитом физических нагрузок), равно как и постоянные физические перегрузки (напр., в профессиональном спорте или некоторых видах труда);
  • избыточное потребление хлорида натрия (поваренной соли);
  • злоупотребление крепким чаем или кофе (именно в таком иерархическом порядке гипертензивного действия).

Данные о том риске, который создается принадлежностью к тому или иному полу, неоднозначны: с одной стороны, в возрастной категории 30-50 лет среди гипертоников преобладают мужчины, с другой — при гормональных перестройках (например, в климактерическом периоде) гипертония чаще развивается у женщин.

Симптоматика

Известно, что т.н. «рабочее давление» является до некоторой степени индивидуальным. Известно также, что АД не остается постоянным в течение суток: снижаясь на время ночного сна, артериальное давление быстро восстанавливается перед и в период пробуждения; затем предполагается относительная стабильность, — возмущаемая, однако, дневными ситуациями и обстоятельствами.

Клиника гипертонии как постоянно повышенного артериального давления настолько разнообразна, что одним из ее полюсов является полное отсутствие дискомфорта (до поры до времени), а другим — внезапная смерть от кровоизлияния, остановки сердца или острой мозговой ишемии. Между этими полюсами лежат бесчисленные варианты общего недомогания, слабости или психомоторного возбуждения, синкопальных обмороков и полуобморочных состояний, метеозависимости и сниженной работоспособности, сонливости и бессонницы, сердечных приступов и центральной (мозговой) симптоматики, изменений психики и снижения интеллектуальных функций, головных болей и головокружений, тошноты и рвоты, жара или озноба, гипергидроза и полиурии, отеков и зрительных нарушений. Практически неизбежно развивается ряд осложнений со стороны миокарда, дыхательной системы, кровеносных сосудов, органов зрения и т.д.

Диагностика

Общепринятым нижним пределом АД, с которого «начинается» гипертензия, являются показатели 140/90. Однако диагноз (с необходимым нозологическим уточнением) устанавливается только после тщательного обследования. Артериальное давление измеряют множество раз, в разных условиях и ситуациях (в т.ч. под искусственной физической нагрузкой, во время сна и т.п.). Обязательной является также обширная батарея лабораторных анализов — клинических, биохимических, гормональных. Практически всегда необходима консультация нескольких профильных специалистов, например, нефролога, сосудистого хирурга, эндокринолога, офтальмолога, невропатолога. Снимается ЭКГ, производится УЗИ (ЭхоКГ, допплерография), по показаниям назначают ангиографическое и другие диагностически значимые исследования.

Лечение

Следует отчетливо понимать, что гипотензивные (снижающие давление) препараты, которые с середины прошлого века производятся фармацевтической промышленностью в огромных количествах и широчайшем ассортименте, — это сугубый паллиатив, т.е. лечение симптома без какого-либо воздействия на причины. В некоторых случаях без этого действительно не обойтись, но первоочередной задачей всегда является самое тщательное всестороннее обследование в поиске истинных причин гипертонии. Результатами диагностики будет определяться индивидуальная терапевтическая стратегия. Она может включать ангиопротекторы, модуляторы метаболизма, гормональные или антигормональные средства; в некоторых случаях методом выбора является кардио- или сосудисто-хирургическое вмешательство. При вторичной гипертензии необходимо интенсивное лечение основного заболевания (напр., гломерулонефрита, диабета и др.).

В ряде случаев, однако, наиболее эффективным лечением оказывается кардинальный пересмотр образа жизни, отказ от самоубийственных привычек, нормализация режима нагрузок и отдыха, коррекция рациона, — в сочетании с грамотным санаторно-курортным лечением и элементарной физической культурой.

Советы эрудированных друзей и многомудрых бабушек, рекламные обещания «избавить от гипертонии за 15 минут», сенсационные красочные баннеры, всплывающие там и сям в интернете («Мир в шоке: ученые долго скрывали, что гипертонию можно вылечить обычным…»), оптовая закупка всей номенклатуры мочегонных средств в ближайшей аптеке, – словом, любые виды самолечения, — опасны. Исключением является перечисленное в предыдущем абзаце.

Диагностическое обследование и курсовое лечение должно производиться в условиях стационара. С предельным вниманием следует выслушать и записать все рекомендации врача (конкретного лечащего врача в конкретной ситуации) касательно тех действий и мер, которые должны предприниматься в случае гипертонического криза. Назначенные препараты нужно принимать так, как предписано, а не так, как кажется «достаточным», «более правильным», «безопасным для печени» и т.д.; и даже не так, как указано во вкладыше-аннотации (поскольку не всегда это соответствует тому, что наблюдается в реальной клинической практике) – а только так, как назначит врач; если результат окажется недостаточным или появятся побочные эффекты, он же, лечащий врач, и скорректирует назначения (при условии, что будет немедленно проинформирован пациентом о возникших проблемах).

С тезисами данной статьи, — умышленно категоричными, — спорить можно и, наверное, нужно. Но с этиопатогенетическими и статистическими тенденциями артериальной гипертензии спорить так же опасно, как и игнорировать их. Они действуют молчаливо, терпеливо и, к несчастью, безошибочно.