Гепатит C

Эпидемиологическая ситуация и уровень летальности сопоставимы с таковыми у HIV (ВИЧ); во многих регионах вирусный гепатит С уже сейчас по частоте встречаемости превосходит синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД).

Последние десятилетия развития медицины и системы здравоохранения характеризовались все более четким пониманием того, насколько серьезную угрозу здоровью, качеству и продолжительности жизни человека составляют вирусные гепатиты – группа инфекционно-воспалительных процессов печени, чреватых прогрессирующей дегенерацией паренхимы, а в ряде случаев и злокачественным ее перерождением.

Гепатовирусы А и В были обнаружены и исследованы всего лишь полвека назад, вирус гепатита С – примерно двадцатью годами позже. Сейчас уже трудно в точности установить, кто именно ввел в медицинский и научно-популярный лексикон прозвище «ласковый убийца» (тем более, что аналогичные метафорические названия в международной литературе употребляются в отношении более чем десяти этиологически разных болезней), однако прозвище это представляется неудачным, чтобы не сказать – кощунственным. В самом деле, едва ли уместно называть «ласковым» заболевание, которое ежегодно уносит жизни, по разным оценкам, от 350 тысяч до миллиона человек (к слову сказать, изначальное «silent killer» в аутентичном переводе означает «безмолвный», «молчаливый», «тихий убийца», что в английской семантике вовсе не обязательно ассоциируется с лаской).

Эпидемиологические данные очень разноречивы. Отчасти это связано с ненадежностью и низкой достоверностью статистики по беднейшим странам, где вирусный гепатит С широко распространен, отчасти – с объективными трудностями эпидемиологического учета: заболевание может длительное время протекать бессимптомно, а при манифестации имитировать симптоматику многих других болезней. В разных источниках число лиц, инфицированных HCV («hepatitis C virus»), оценивается в пределах 150-250 млн чел; из них около пяти миллионов – наши сограждане, и еще три с половиной миллиона – украинцы.

Будучи одним из наиболее онкогенных и обладая, наряду с этим, некоторыми весьма специфическими свойствами (в частности, высокой контагиозностью и очень продолжительным периодом латентного протекания гепатита, с чем и связано вышеупомянутое прозвище), вирус HCV является опаснейшим из всех гепатовирусов. Эпидемиологическая ситуация и уровень летальности сопоставимы с таковыми у HIV (ВИЧ); во многих регионах вирусный гепатит С уже сейчас по частоте встречаемости превосходит синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД). В большинстве случаев заражение происходит в возрастном интервале от 15 до 30 лет.

Причины

Непосредственной причиной развития гепатита С является жизнедеятельность вируса HCV, который для собственной репликации использует генетический механизм гепатоцитов – паренхиматозных клеток печени (а по современным данным, еще и клеток центральной нервной, иммунной и других систем организма, чем обусловлен полисимптомный патологический фон), необратимо разрушая эти клетки. Этиопатогенез изучен недостаточно, однако можно предполагать, что доминирующими являются два фактора. Во-первых, вирус непрерывно размножается, увеличивая популяцию и выделяя возрастающие объемы токсинов. Во-вторых, HCV характеризуется высокой изменчивостью и способен «уходить» от идентификации и уничтожения антителами, в результате чего иммунная система, изначально отреагировавшая адекватно, начинает атаковать собственные клетки, т.е. инфекционный гепатит дополнительно обретает аутоиммунный характер.

Пути заражения достаточно типичны для антропонозных (передаваемых только от человека к человеку) парентеральных вирусов: инфицирование происходит через кровь, сперму, влагалищный секрет, слюну. Соответственно, любой незащищенный контакт с указанными биологическими жидкостями, а также их препаратами или отдельными компонентами, с высокой вероятностью приводит к заражению. Наиболее значимыми факторами риска являются переливание донорской крови, инъекционная наркомания, половые сношения с носителем HCV, нестерильный инструмент в парикмахерских, пирсинг- и тату-салонах, стоматологических кабинетах, манипуляционных и т.д. Примерно каждый пятый случай инфицирования остается неясным в плане способа заражения, поскольку ни одна из приведенных выше ситуаций в анамнезе не прослеживается.

Вероятность заражения вирусом HCV в медучреждениях на сегодняшний день оценивается на уровне 1-2%.

Симптоматика

Первичное инфицирование в абсолютном большинстве случаев (90-95%) не сопровождается вспышкой острой воспалительной симптоматики, однако в 80% случаев результатом внедрения вируса HCV оказывается медленно прогрессирующий хронический гепатит.

Если в остром периоде и развивается клинически значимая симптоматика, то выражена она, как правило, слабо. Лишь в 1% проценте случаев вирусного гепатита С развивается жизнеугрожающая молниеносная его форма.

Как указано выше, одной из наиболее коварных особенностей является длительное, годами и даже десятилетиями, бес- или малосимптомное течение воспалительных, деструктивных, дегенеративных и фиброзирующих процессов, результатом которых становится цирроз печени или гепатоцеллюлярная карцинома – наиболее частая форма рака печени, в значительной доле случаев обусловленная, в свою очередь, именно активностью гепатовируса HCV. Присутствие этого вируса в десятки и сотни раз повышает вероятность развития самых опасных гепатологических заболеваний и состояний (например, алкогольного цирроза).

Типичная клиническая картина вирусного гепатита С отражает постепенно нарастающую печеночную дисфункцию, которая лишь на поздних стадиях проявляется желтухой и иктеричностью склер. Начальными же признаками, – которые чаще всего не ассоциируются с гепатитом и идентифицируются как симптомы иной этиологии, – становятся астенический синдром и утрата аппетита на фоне тошноты; затем присоединяются боли, тяжесть, дискомфорт в подреберье справа, а также классические для гепатитов признаки в виде темной мочи и бесцветного кала, вслед за чем общее самочувствие несколько улучшается с появлением желтухи. В некоторых случаях прогрессирование изменений в паренхиме печени сопровождается формированием неврологического синдрома печеночной энцефалопатии.

Диагностика

На субклиническом, латентном этапе вирусный гепатит С возможно распознать лишь лабораторными методами. Однако зачастую это происходит слишком поздно, когда уже имеет место цирротическое или злокачественное перерождение.

Достоверный диагноз устанавливается по наличию специфических генетических маркеров вируса HCV. Актуальное состояние печени исследуется в ходе УЗИ, МРТ и т.д. Назначается комплекс общеклинических и биохимических анализов, отбирается биоптат для гистологического анализа.

Лица, относящиеся к той или иной группе риска (напр., доноры и реципиенты гемотрансфузии, медработники, инъекционные наркоманы и т.п.) должны проходить такого рода обследования регулярно.

Лечение

Этиотропным лечением в данном случае является интенсивная комбинированная противовирусная терапия. Назначаются также гепатопротекторы, ферментные препараты, фибринолитики, специальная диета. В целом, эффективное лечение обходится достаточно дорого, однако другого пути пока нет. Что касается вакцинации, успешно применяемой в массовом порядке для предотвращения гепатитов А и В, то вакцина С в нескольких вариантах пока находится на стадии клинических испытаний.

Прогноз зависит от ряда факторов (возраст, своевременность выявления и лечения), однако в любом случае он резко ухудшается при присоединении иных штаммов или видов гепатовирусов.