Эндоскопия в гинекологии

Для врача вообще и, в частности, для гинеколога «один раз увидеть» – это не просто «лучше». Это абсолютно необходимо; зачастую без «взгляда изнутри» правильный диагноз поставить попросту невозможно.

К ХVIII-ХIХ векам о строении и функционировании женской репродуктивной системы, о ее норме и патологии врачи знали уже достаточно много, и очень многое могло бы заканчиваться не так, как оно заканчивалось, – если бы диагностика не отставала от теории и клиники. Дожидаться, пока инженерная мысль преподнесет рентген, томографию и ультразвук, а мысль химическая – методологию лабораторного анализа, в гинекологии было уже недопустимо. Возможности мануального исследования с применением «зеркал»-расширителей все-таки ограничены, – несмотря на то, что именно гинекологам природа предоставила вполне достаточный и столь удобный, казалось бы, диагностико-хирургический естественный доступ.

В 1869 году была произведена первая в истории (по крайней мере, первая документированная) прижизненная гистероскопия. Удалось обнаружить и удалить полип. Пожилая пациентка операцию перенесла удовлетворительно, и гинекологическими заболеваниями, хотелось бы надеяться, больше не страдала.

К началу ХХI медицина окончательно определилась с вектором дальнейшего развития. Наряду с нетускнеющей гиппократовской этикой были сформулированы четкие и простые принципы медицинского вмешательства, реализация которых потребовала, однако, серьезной перестройки сознания в сочетании с перманентными фармакологическими и научно-техническими революциями. Все, что можно вылечить консервативно – лечи консервативно. Если того же (или лучшего, более прогнозируемого, быстрого и без побочных эффектов) результата можно достичь хирургическим вмешательством, семьсот раз отмерь все «за» и «против» – и оперируй. Все, что можно прооперировать амбулаторно, выполняй без госпитализации. Все, что можно сохранить в организме – сохрани; все, к чему можно не прикасаться – неприкасаемо. Объем вмешательства в каждом конкретном случае ограничивай до технически возможного предела…

Да, сформулировать принципы минимальной инвазивности (травматичности) достаточно легко. Но при открытом, «большом» полостном вмешательстве и оперировать гораздо удобней, и видно все как на ладони, и погрешности предварительной диагностики можно компенсировать уже в операционной, по ходу операции. Если же патологический очаг находится в труднодоступной замкнутой зоне висцерального пространства, и невозможно заранее идентифицировать характер патологии, и вмешательство предстоит произвести в объеме ткани, скажем, девять на двенадцать миллиметров, – при этом боже упаси зацепить то, что вокруг, – то задача усложняется на порядки.

Гинекологи имеют дело со сложнейшим и важнейшим, в глазах эволюции, биологическим механизмом, который природа тщательно, изобретательно, ответственно совершенствовала миллионами лет. Единственное, к чему этот репродуктивный механизм оказался не готов и перед чем он практически беззащитен – это сама по себе цивилизация, с ее противоестественным образом жизни и питания, трансформацией гендерных ролей и приоритетов, изощренными сексуальными причудами и не оставляющей шанса контрацепцией, абортами и инфекциями… Согласно данным ВОЗ, 40-60% женщин детородного возраста имеют те или иные гинекологические заболевания, причем наиболее опасные из этих болезней обнаруживают устойчивую статистическую тенденцию к «омоложению» и росту распространенности.

На фоне прочих, всем известных и широко обсуждаемых глобальных угроз почему-то никого особо не ужасает тот факт, что здоровых женщин у нас осталось меньше, чем больных. Мол, это и так понятно.

Справляться с лавиной гинекологической патологии, да еще и следовать принципу минимальной инвазивности – очень непросто. Вторгаться в ткани и органы женской детородной системы крайне нежелательно, а по сути, вообще нельзя: одно неверное движение – и в результате получаешь опасное кровотечение, бесплодие, альгодисменорею, гормональные цепные реакции и многие другие тяжелые осложнения.

Поэтому гинекология всегда отбирала в свой арсенал самое безопасное, минимально-травматичное или вовсе бесконтактное из того, что приносит прогресс в области медицинской техники и методологии. Например, УЗ-сканирование. Или эндоскопический метод, который для современной гинекологии давно стал «методом выбора».

Что такое эндоскоп, – хотя бы в самом общем виде все мы сегодня представляем. Это тонкая (с каждым годом все тоньше) полая трубка, жесткая или гибкая, в которую плотно утрамбованы мировые патенты, Нобелевские премии, промышленные тайны и высокие, как Эверест, технологии. Это стерильные биоинертные материалы, оптоволоконная связь, Full HD-видео, прецизионные микрохирургические манипуляторы, микропроцессорная обработка, холодная мощная подсветка, изгиб функционального окончания в любой плоскости и под любыми углами. Это диагностика, орошение, удаление, биопсия, остановка кровотечений и многое другое. Это подлинная мало- или микроинвазивность вмешательства. Как говорят в народе: это то, что доктор прописал.

Основные направления и методы эндоскопии в гинекологии

Лапароскопия. Диагностические и хирургические процедуры, основанные на введении в брюшную полость высокоточного инструментария через небольшие (5-15 мм) и практически не оставляющие рубцов проколы в передней брюшной стенке (как правило, создается три таких доступа). Вмешательство осуществляется под визуальным видеоконтролем в высоком разрешении, с 30-50-кратным увеличением. Авангардные и робот-ассистированные системы последнего поколения обеспечивают 3D-отображение, что для хирургии критически важно. Уже сегодня абсолютное большинство гинекологических операций (90% и выше) в передовых клиниках выполняются лапароскопическим доступом, причем доля таких вмешательств продолжает неуклонно возрастать по мере совершенствования технологии и методологии.

Гистероскопия. Диагностика и лечение заболеваний полости матки с помощью эндоскопа. Золотой стандарт современной гинекологии.

Кольпоскопия. Эндоскопические процедуры в области стенок влагалища и шейки матки.

Цервикоскопия. Эндоскопическое обследование цервикального канала (эндоцервикса, узкого прохода между полостью матки и влагалищем).

Показания

Диагностические, терапевтические и хирургические возможности перечисленных выше малоинвазивных методов охватывают практически весь объем гинекологической патологии, связанной с органическими изменениями в тканях или анатомическими аномалиями органов женской репродуктивной системы.

Противопоказания

Острые, тяжелые, декомпенсированные заболевания жизненно важных органов (миокард, печень, почки, легкие, ЦНС и т.д.), тяжелое соматическое состояние, инфекционно-воспалительные процессы в острой фазе. Во многих случаях противопоказания трактуются как относительные.

Преимущества

Минимально возможная, на сегодняшний день, травматичность вмешательства. Возможность избежать стационирования или предельно сократить его сроки, равно как и продолжительность реабилитационного периода. Минимизация общехирургических рисков (кровопотеря, инфицирование и т.д.).

Существенным преимуществом является возможность в ряде случаев обойтись без интубационного общего наркоза. Современная анестезиология предоставляет достаточный выбор препаратов и методов эффективного местного, проводникового, эпидурального, спинального обезболивания. Однако в тех клиниках, где физический и психологический комфорт пациента входит в число главных приоритетов, каждый случай рассматривается в индивидуальном порядке, и многие эндоскопические процедуры производятся в состоянии медикаментозного сна.

Недостатки

Недостатки или, вернее, сложности эндоскопической методологии связаны, как ни странно, с ее преимуществами. Операционное пространство зачастую очень узкое, «прицельное», окруженное уязвимыми структурами и тканями. Степень хирургической свободы резко ограничена; высокоточные, а порой и ювелирные действия приходится выполнять под видеоконтролем. В силу всех этих причин врач-эндоскопист должен в совершенстве владеть особой техникой эндоскопической хирургии, которая кардинально отличается от техники выполнения открытого вмешательства.

Кроме того, «минимальная инвазивность» и «сокращение рисков» – это все же не означает, что травматичность отсутствует полностью, а риск равен нулю. Лапароскопическая операция или эндоскопическая процедура всегда сопряжены с определенной опасностью повреждения нежных слизистых оболочек или даже разрыва стенок. Задача медцентра в том и состоит, чтобы этот риск был действительно минимален, квалификация эндоскопистов – высочайшей, а применяемые модели эндоскопов соответствовали бы актуальным (а лучше, завтрашним) мировым стандартам качества.

Лахта Клиника со своими задачами справляется.