ОРЗ. ОРВИ. Грипп

В своих устремлениях и деяниях род людской ведет себя парадоксально до нелепости. С одной стороны, мы упорно боремся со смертельными болезнями (и одну за другой побеждаем, пусть даже на это порой уходят сотни лет), изобретая поистине чудодейственные лекарства, технологии, методы. Параллельно с этим человечество с маниакальной настойчивостью делает все для того, чтобы сократить собственную популяцию. Самым удобным, привычным и эффективным инструментом остаются, конечно, войны; впрочем, в смертоносности с ними успешно конкурируют и самоубийственные «привычки», и экологические преступления, и кулинарно-химическая промышленность, и городская скученность, и образ жизни как таковой.

А вот вирус Influenza, в отличие от высшего примата Homo Sapiens, логичен и последователен. Сто лет назад испанский штамм унес до 50 миллионов жизней – это как минимум вдвое больше, чем погибло за всю Первую мировую войну, и сопоставимо с потерями во Второй. Если же учесть жертв всех последующих пандемий (грипп азиатский, гонконгский, свиной), то поневоле приходишь к выводу: люди выискивают себе врагов и тратят колоссальные ресурсы совсем не там, где следовало бы.

Конечно, нельзя сказать, – вернее, не хотелось бы думать, – что грипп как один из врагов рода человеческого принципиально непобедим. По сравнению с «испанкой», ежегодная летальность сократилась не в разы, а на один-два порядка. И все же это сотни тысяч, а в особо «гриппозные» годы – до двух миллионов смертей по всему миру, причем жертвами становятся самые беззащитные, в иммунологическом плане, категории населения: маленькие дети, старики, лица за чертой бедности и ослабленные тяжелыми хроническими болезнями.

В сезонах 2017-18-19 ожидается пришествие «старых знакомых» штаммов, в очередной раз мутировавших и восстановивших свою патогенность.

К вышеупомянутым суицидальным тенденциям человечества, – а все они «воюют» на стороне гриппа, туберкулеза и прочей эпидемической коалиции, – следует добавить еще несколько факторов. Существующий уровень летальности и частота тяжелых осложнений гриппа во многом подпитываются тем, что человек современный (просвещенный и чем только не стреляный) разучился чувствовать статистические факты и ужасаться им. Зачастую мы просто не воспринимаем и, как говорится, не берем в голову широко доступную и всем известную информацию, полагая, что персонально нас она не касается. Мы уже не очень четко видим разницу между рекламно-коммерческим словосочетанием «средство против гриппа» и реальным предназначением ароматных водорастворимых порошков. Одновременно крепнет галлюцинаторная надежда на то, что количество посещений нами медицинских веб-порталов и форумов рано или поздно перейдет в качество, то есть в медицинское образование. Но до сих пор мы частенько путаем грипп с «обычной простудой», – во всяком случае, не ощущаем особой семантической разницы между этими понятиями.

И напрасно.

Терминология

Часть инфекционных болезней распространяется преимущественно воздушно-капельным способом, поражая верхние дыхательные пути и носоглотку. Такие болезни называются острыми респираторными заболеваниями (ОРЗ).

Часть ОРЗ причиняется болезнетворными вирусами; в этом случае говорят об острой респираторной вирусной инфекции, или ОРВИ. Это наиболее распространенная группа человеческих болезней вообще.

Часть ОРВИ вызывается специфическим представителем семейства РНК-содержащих ортомиксовирусов, получившим название вируса гриппа, или Influenza. Выделено несколько его родов, различных по патогенным свойствам, а также множество подтипов и свыше двух тысяч (на сегодняшний день) мутационно-изменчивых разновидностей.

Таким образом: каждая ОРВИ – это ОРЗ, но не каждое ОРЗ – вирусное. Каждый случай гриппа – это ОРВИ, но далеко не каждая ОРВИ является гриппом (известно огромное число адено-, рео-, рино- и прочих вирусов, способных вызывать более или менее сходные с гриппом состояния).

Такой болезни, как простуда, не существует в принципе. Этот неистребимый, судя по всему, термин столь живуч потому лишь, что одним из ведущих провокаторов-триггеров (т.е. факторов, обусловливающих и инициирующих начало болезни – в данном случае, респираторного инфекционно-воспалительного процесса) является общее или местное переохлаждение, например, промоченные на морозе ноги. Данная причинно-следственная связь настолько очевидна, что давным-давно была отмечена всеми народами мира (напр., англ. «to catch a cold» дословно означает «поймать холод»). На самом же деле словом «простуда» мы обозначаем не болезнь, а сработавший фактор риска, причем лишь один из нескольких возможных; с тем же успехом можно было бы назвать грипп гиповитаминозом или курением. Возможно, собирательный термин «простудные заболевания» действительно имеет право на существование (в конце концов, грипп тоже относится к наиболее сезонным, слякотно-холодовым болезням), но «простуда» быть диагнозом не может никак.

Патоген и патогенез

Вирус гриппа представляет собой этакую зловредную и настолько мелкую, простите, заразу, что всю ответственность за нее впору переложить с медицины на молекулярную физику (особенно после открытия прионных макромолекул, также способных к самовоспроизведению за счет живой ткани). В самом деле, эта исчезающе малая белково-рибонуклеиновая частица, различимая только в нанометровом диапазоне, норовит колонизировать верхние дыхательные пути и, будучи внутриклеточным паразитом, начинает там активно размножаться. Клетки гибнут, вирионы с током крови распространяются по всему организму, и оба этих процесса приводят к нарастающей интоксикации.

Заболеть может любой человек. Контагиозность и вирулентность (соотв., вероятность заражения от носителя и процент превращения инфицированных людей в больных), у вируса гриппа очень высоки. От него можно спастись отшельничеством или отбиться иммунитетом, однако вирус постоянно и изобретательно мутирует (иногда в течение одной эпидемии), пытаясь перехитрить иммунную защиту, – и «стандартную», и привитую с вакциной, и честно заработанную уже переболевшими, казалось бы, людьми.

Основным механизмом заражения считается респираторный путь, однако в отношении вирусов (не только гриппозных) трудно утверждать что-либо однозначно. Сегодня сообщается о возможности инфицирования при тактильным контакте, соприкосновении слизистых, пользовании предметами обихода и т.д. Некоторыми смертельно опасными разновидностями гриппа человек может заразиться от животных или птиц. С момента появления первых симптомов (даже если они остаются едва ощутимыми) больной является активным распространителем инфекции в течении 5-7 дней. Инкубационный период при заражении варьирует от нескольких часов до нескольких суток.

Симптоматика

Просторечно-производным глаголом «грипповать» подразумевается следующее:

  • быстрое повышение температуры тела до 38-39° и более;
  • общее недомогание, слабость, «разбитость», озноб, нередко кошмарные сновидения, тошнота, рвота, диарея и другие симптомы интоксикации;
  • суставно-мышечные боли, обычно описываемые как «ломота»;
  • увеличение секреции слезной жидкости, болезненная реакция на яркий свет, «красные глаза» с нездоровым блеском;
  • апродуктивный «раздирающий» кашель, учащенное и затрудненное дыхание, боль в верхней части грудной клетки и другие симптомы обструктивного отека верхних дыхательных путей;
  • ощущение сухости и раздражения в слизистых оболочках носоглотки;
  • интенсивная головная боль.

Клинические проявления гриппа могут значительно варьировать – в диапазоне от малосимптомных до фатальных гипертоксических форм течения.

Типичным, среднестатистическим исходом является спонтанная редукция симптоматики примерно за неделю, с резидуальным (остаточным) астеническим синдромом.

Диагностика

Проявления классического гриппа обладают определенной спецификой, – в частности, более острым началом, чем у большинства симптоматически близких инфекций, отсутствием обильного слизистого экссудата в носоглотке и т.д., – но эта специфика недостаточна для того, чтобы на основании одной лишь клиники уверенно диагностировать грипп и дифференцировать его от других ОРВИ (даже при учете актуальной эпидемиологической обстановки). Окончательный диагноз может быть подтвержден только специальными лабораторными исследованиями (серологический и иммуноферментный анализ, полимеразная цепная реакция и пр.). Однако необходимости в точной идентификации вируса, как правило, не возникает – такие исследования чаще проводятся в целях сбора и уточнения эпидемиологической ситуации в регионе, чем для индивидуальной диагностики.

Осложнения

Главная опасность ОРВИ, и гриппа в том числе, заключается в том, что они угнетают местный и общий иммунитет, «отвлекая на себя» почти все защитные ресурсы организма и одновременно с этим вызывая отеки и ирритацию (раздражение, воспаление) уязвимых тканей. Это создает очень благоприятные условия для присоединения бактериальных инфекций или бурной активизации собственной условно-патогенной флоры, уже не контролируемой иммунными факторами, – включая бактериальные, простейшие, грибковые культуры. В итоге неблагоприятное, агрессивное течение гриппа может результировать столь тяжелыми осложнениями, как:

  • пневмония;
  • гнойные отиты;
  • воспаления мозговых оболочек (менингиты, энцефалиты, арахноидиты, смешанные формы), отеки мозга;
  • сосудистый коллапс;
  • воспаления различных структур миокарда (перикардит, миокардит и пр.);
  • сепсис, токсический шок;
  • урогенитальные острые воспаления или обострения хронических инфекций, а также кризовые обострения неинфекционных хронических заболеваний;
  • гломерулонефрит.

Лечение

Эффективность существующих методов и препаратов этиопатогенетической терапии гриппа, – т.е. такого лечения, которое не только облегчало бы симптомы, но и реально подавляло активность вируса или блокировало его способность к размножению, – в течение десятилетий остается предметом жарких дискуссий. Одна из главных причин неоднозначности в оценках заключается в вышеупомянутой мутационной изменчивости вируса гриппа, который способен гибко адаптировать свои генетические и метаболические механизмы, – тем самым быстро вырабатывая нечувствительность к этиотропным противовирусным препаратам. В настоящее время применение таких медикаментов, равно как и популярных у нас препаратов интерферона в больших дозах, многие источники называют неоправданно рискованным (из-за возможности выраженных побочных эффектов). Продолжаются разработки и клинические испытания сывороток на основе донорских иммуноглобулиновых факторов. Общей особенностью перечисленных средств является то, что максимальное действие они обнаруживают в самом начале клинического развития гриппа.

На фоне назначаемого врачом паллиативного, симптоматического лечения (жаропонижающего, противовоспалительного и т.д.) исключительно важными являются постельный режим, обильное питье для выведения токсинов и максимально возможная изоляция от окружающих. Несоблюдение этих предписаний, – напр., попытка перенести грипп «на ногах», – столь же опасно, как и самолечение. В особенности это касается бесконтрольного применения антибиотиков; почему-то у части населения бытует поверье, что они «помогают и при гриппе тоже». Но даже в том случае (вернее, особенно в том случае), когда имеет место бактериальная коинфекция, применение антибиотиков должно базироваться на результатах бактериологического анализа, учитывать ряд индивидуальных факторов и быть четко рассчитанным в плане дозировок; иными словами, назначить антибактериальную (и/или антимикотическую) терапию может только врач. И лучше уж уверовать в другую легенду, – т.н. народные средства лечения гриппа, – от которой, по крайней мере, можно ожидать хоть какого-то иммуностимулирующего, общеукрепляющего, паллиативного или психологического эффекта (если, разумеется, такие средства не являются откровенно бредовыми или заведомо вредоносными, что также не редкость на нынешних информационных просторах). Впрочем, широко распространенное мнение о профилактической и терапевтической пользе, скажем, поедания цитрусовых (в надежде накопить ударную дозу витамина С) также не подтверждается объективными исследованиями.

В настоящее время единственным доказательно-эффективным средством борьбы с гриппом является профилактика его эпидемий путем массовой иммунизации населения (вакцинации). Как и к любым другим аспектам вирусологии, отношение к ней пока настороженное и противоречивое. В качестве наиболее сильных контраргументов приводятся данные о высокой частоте неблагоприятных реакций на противогриппозную прививку, значительный список противопоказаний, а также необходимость разрабатывать к каждому новому сезонному штамму модернизированную именно под него вакцину. Однако возможные осложнения достаточно хорошо исследованы и в большинстве случаев легко купируются (если не исчезают спонтанно за 1-2 дня), а отслеживание вирусных мутаций гриппа производится международными вирусологическими организациями под эгидой ВОЗ, что позволяет оперативно реагировать и успешно противостоять этому заболеванию – обычному, привычному, всенародному и столь опасному гриппу.