Болезнь Альцгеймера

Видимо, каждому времени сопутствует одна или несколько болезней, которые в социуме упоминаются и обсуждаются чаще, чем все прочие заболевания. Такие «актуальные» болезни всем известны, они становятся обыденными и чуть ли не модными. Широкой просвещенной публике они почти понятны, но, в то же время, достаточно загадочны для того, чтобы сделать их темой салонных разговоров, «компетентных» суждений (уж я-то, мол, знаю) или даже анекдотов — несмешных, нарочито-кощунственных или, простите, откровенно дурацких. В такой популярности, скорее всего, отражается сложная смесь вытесняемого страха, языческих отворотно-защитных заклинаний и надежды на то, что страшная болезнь так и останется где-то там, в эпидемиологических сводках или судьбах очень далеких знакомых.

Обычно этот эффект обусловлен появлением новых научных знаний (например, открытием неизвестного ранее патогена, как это было с ВИЧ/СПИД или прионными болезнями), осмыслением поистине устрашающих статистических взаимосвязей (онкогенные подтипы папилломавируса и рак шейки матки), социально-значимыми произведениями искусства («Пролетая над гнездом кукушки», «Человек дождя») или биографиями выдающихся людей. Так, благодаря поистине героической борьбе с болезнью, которую в течение десятилетий ведет английский физик Стивен Хокинг, весь мир заговорил о боковом амиотрофическом склерозе. Экс-президент США, переживший покушение и несколько онкохирургических операций, справлявшийся и с прогрессирующей глухотой, и с переломами, в конце концов написал простое и проникновеннное письмо своим согражданам, где заранее с ними попрощался – на тот момент еще понимая, что его ждет. Рональд Рейган перешагнул 90-летний рубеж, что до него удавалось лишь двоим президентам, и умер от воспаления легких, что является типичным исходом болезни Альцгеймера.

Болезнь, первое клиническое описание которой принадлежит Алоизу Альцгеймеру (Германия, 1906), до сих пор остается предметом не только общественного внимания, но и напряженных научно-медицинских дискуссий. В ныне действующей МКБ-10 (Международная классификация болезней, 10 пересмотр) это заболевание отнесено и к неврологическому, и к психиатрическому разделам. Некоторое время назад, на фоне наметившейся было тенденции к «фельдшеризму и алгоритмизации» медицины (увы, булгаковские шариковы бессмертны, вездесущи и по-прежнему занимают порой высокие посты, в т.ч. в международных организациях здравоохранения) – предпринимались попытки обобщить диагнозом «Болезнь Альцгеймера» вообще все пресенильные и сенильные, т.е. относящиеся к пожилому и старческому возрасту, дементирующие (ослабоумливающие) процессы: сосудистую деменцию, различные варианты атрофии и т.д. В частности, Википедия определяет болезнь Альцгеймера как наиболее распространенную форму сенильной (старше 65 лет) деменции, а ранний вариант называет редким. Однако здравый смысл и клиническое мышление, по-видимому, возобладают: большинство специалистов, — как «сугубых практиков», так и «высоколобых кафедралов», — рассматривают болезнь Альцгеймера как самостоятельную форму пресенильной, предстарческой нейродегенерации, которая обычно манифестирует в возрастном интервале 40-60 лет, характеризуется собственной спецификой, узнаваемой симптоматикой и существенными отличиями (клиническими и, вероятно, этиопатогенетическими) даже от очень близкой деменции Пика.

Неоднозначностью диагностических подходов обусловлена и разноголосица статистических оценок. Так, в одних источниках число лиц на земном шаре, страдающих болезнью Альцгеймера, оценивается на уровне около 30 млн чел; в других – свыше 50 млн чел. Достоверно установлено, что женщины заболевают чаще. Не вызывает сомнения и тот факт, что частота встречаемости постоянно и быстро растет: в течение ближайших десятилетий число болеющих должно увеличиться в 3-5 раз.

В целом, как ни избегай эмоционально-окрашенных суждений, суть проблемы от этого не меняется: болезнь Альцгеймера – безжалостный прогредиентный (непрерывно прогрессирующий) атрофический процесс, который вновь и вновь воспроизводит свои неумолимые закономерности.

Причины

Острота и глобальная значимость проблемы сразу кардинально изменятся, как только будут получены полные и непротиворечивые данные об этиопатогенезе болезни Альцгеймера. На сегодняшний день рассматриваются три основные гипотезы: холинергическая (согласно которой в организме больного вырабатывается недостаточное количество ацетилхолина, одного из веществ-нейромедиаторов); амилоидная (накопление и отложение в мозговых тканях бляшек из особого белка бета-амилоида); тау-белковая (образование аномальных сгустков и клубков видоизмененного тау-белка в нейронной ткани). Все эти гипотезы находят серьезные подтверждения и столь же серьезные контраргументы, т.е. неоспоримой доказательной базы нет ни у одной из них.

Так, препараты, разработанные в рамках нейромедиаторной гипотезы, не оправдали возлагавшихся на них надежд. Бета-амилоидные бляшки в патоморфологическом исследовании обнаруживаются не только при болезни Альцгеймера, но и при других видах деменции, а также при болезни Дауна. Неясно, каким образом наличие бляшек или тау-протеиновых клубков приводит к массовой гибели нейронов в окружающей ткани. Неизвестны причины и механизмы структурной перестройки тау-белка, которой обусловлена тенденция к его «слипанию», и т.д.

Все больше исследователей склоняется к мысли, что болезнь Альцгеймера является полиэтиологическим заболеванием, т.е. запускается не одним, а одновременно несколькими триггерными факторами, сочетание которых также может оказаться сугубо индивидуальным. Подтверждена, в частности, роль наследственного фактора. В ряде исследований доказано, что регулярная интенсивная умственная деятельность, – даже в старческом возрасте, – служит своеобразной профилактикой болезни Альцгеймера.

Характерную клиническую картину обусловливает дегенерация (упрощение, перерождение в более примитивные структуры) и атрофия (отмирание с сокращением объема и прогрессированием функциональной недостаточности – вплоть до полной несостоятельности) тканей головного мозга. Постепенно расширяются мозговые желудочки, отмирают кора и гиппокамп (элемент центральной нервной системы, отвечающий, в частности, за целостность и адекватность эмоций, координацию долговременной и кратковременной памяти, устойчивость и продуктивность произвольного внимания).

Симптоматика

Применительно к болезни Альцгеймера часто рассматривают состояние, типичное для деменций вообще — т.н. афато-апракто-агностический синдром (досл. «распад речи, праксиса и узнавания»). В развернутом нейропсихологическом обследовании комплекс нарушений, характерных именно для этого заболевания, зачастую выявляется за много лет до того, как симптоматика достигнет клинического уровня выраженности. Однако сами пациенты и их родственники чаще всего обращают внимание на ранние нарушения памяти (припоминание нужных в данный момент слов и сведений, запоминание и удержание новой информации), абстрактного мышления («мерцающие» эпизоды неспособности к логическим выводам, к непониманию отношений и взаимосвязей, к целенаправленному планированию своих действий и прогнозированию их результатов), эмоционально-волевой сферы (постепенная утрата интересов, влечений, побуждений). Очевидно, что на этом этапе симптоматика не является специфичной и трактуется обычно как «приближение старости», следствие переутомления или стресса, депрессия и т.д.

Диагноз устанавливается или, как минимум, предполагается уже на второй стадии, при т.н. ранней деменции. Становятся заметными оскудение словарного запаса и обеднение речевой организации, появляются аграмматизмы в устной и письменной речи, нарушения тонкой моторики, почерка, графики в рисуночных пробах; утрачиваются сложные навыки, снижается общий уровень когнитивных (познавательных) функций. Для болезни Альцгеймера характерно отсутствие конфабуляций и парамнезий (ложных воспоминаний, которыми компенсируют лакуны в памяти, например, пациенты с болезнью Пика). Кроме того, нарастающие апатия и когнитивный дефицит в течение длительного времени сопровождаются сознанием собственной несостоятельности – тем более болезненным, чем выше был интеллектуальный, социальный, профессиональный статус пациента в преморбиде.

Следующая, третья стадия болезни Альцгеймера характеризуется умеренной деменцией. Налицо грубое снижение памяти и внимания. Появляются парафазии (употребление тех слов, которые случайно вспоминает пациент, вместо тех, которые нужны по контексту). Прогрессируют симптомы афазии, алексии и аграфии (распад речевых функций, способности к чтению и пониманию, а также навыков письма и рисунка). Поведение и эмоциональное реагирование утрачивают адекватность (непредсказуемое чередование плаксивости, агрессивности, попыток ухода из дома и пр.). Больные все хуже справляются даже с элементарными действиями. Выраженные нарушения ориентации в окружающей обстановке и собственной личности, узнавания и распознавания объектов/субъектов могут приводить к формированию нестойких бредовых идей, которые в дальнейшем также распадаются. Пациент становится практически беспомощным, требуя постоянного надзора, ухода и обслуживания; если у родственников нет возможностей обеспечить круглосуточную домашнюю курацию, то именно на этом этапе больные, как правило, госпитализируются в психиатрический стационар.

В терминальной стадии болезни Альцгеймера пациенты влачат, по сути, вегетативное существование. Все высшие психические функции и структуры, включая мышление, личность, память, речь, произвольное внимание, эмоции, целенаправленные движения и т.д., – руинируются и фактически отсутствуют. Как правило, наблюдается неутолимый голод (булимия, полифагия) в сочетании с кахексией (тяжелое истощение, утрата массы тела). На этом этапе пациент уже не может покинуть пределы кровати даже с посторонней помощью. Непосредственной причиной смерти почти всегда становится инфицирование и гангренозное изъязвление пролежней (с исходом в фатальный сепсис) или же тяжелая пневмония, обусловленная длительной адинамией в присутствии госпитальной микрофлоры.

Общая продолжительность течения болезни Альцгеймера, – если успевают смениться и завершиться все четыре условные стадии, – составляет 10-15 лет.

Диагностика

Как правило, окончательный диагноз устанавливается в ходе консультаций психиатра, невропатолога, патопсихолога. Дополнительно назначают МРТ (для оценки состояния мозговых структур), клинические и биохимические анализы. В дальнейшем диагноз подтверждается патоморфологической посмертной верификацией.

Лечение

На сегодняшний день этиопатогенетической терапии болезни Альцгеймера не существует, поскольку недостаточно ясен сам этиопатогенез, т.е. причины и механизмы развития. Практикуется паллиативная медикаментозная поддержка, сравнительно эффективная и включающая (в зависимости от стадии и доминирующей симптоматики) нейропротекторы, стимуляторы мозгового кровообращения и питания, транквилизаторы, нейролептики и пр.

В ведущих мировых психоневрологических институтах, лабораториях, центрах не прекращаются интенсивные исследования этого жестокого заболевания. Постоянно публикуются сообщения о разработке перспективных средств профилактики и лечения болезни Альцгеймера; ряд препаратов уже сегодня успешно проходит клинические испытания. Нет сомнений в том, что ответы на все вопросы будут найдены в обозримом будущем.