Офтальмология в Лахта Клинике

Офтальмология

До девяноста процентов всей получаемой человеком информации, – включая данный текст, – поступает через глаза, и головной мозг является конечным пользователем этого скоростного канала.

Его пропускная способность огромна, спектральная чувствительность матрицы-сетчатки простирается от инфра- до ультра-, а скорость срабатывания глазодвигательных мышц выше, чем у любой другой мышцы в нашем организме (недаром говорится о «мгновении ока»). Этот канал селективен, универсален и адаптивен. Он уникально-индивидуален. Он красив, наконец. Зеркало души формировалось и совершенствовалось сотнями миллионов лет, чтобы мы смогли увидеть миллионы кадров окружающего мира и различить миллионы оттенков бытия.

О глазах или, вернее, о человеческом зрении известно множество удивительных фактов. Но, пожалуй, только офтальмологи знают о том, как пренебрежительно, беспечно, неосторожно (а иногда, чего уж там, и по-варварски) мы относимся к этой сложнейшей оптико-нейро-механической системе. Офтальмологи просто вынуждены это знать, поскольку им нас лечить – наши конъюнктивиты и иридоциклиты, катаракты и глаукомы, кровоизлияния и тромбозы, глаза «сухие» и глаза «ленивые», а главное – последствия круглосуточного всматривания в наши экраны, экранища и экранчики. По оценке ВОЗ, офтальмология сегодня лидирует среди всех отраслей медицины в части малоинвазивности вмешательств, минимизации рисков и, вместе с тем, восстановления зрительных функций.

В Лахта Клинике работают профессионально сильные, знающие, думающие специалисты. Наверное, именно поэтому в нашем офтальмологическом отделении исповедуется классический медицинский принцип: все, что можно вылечить консервативно, именно так и надо лечить. Для нас главное не эффектность, а эффективность, не авангардность, а безопасность: речь ведь идет о человеческом зрении. Офтальмологи Лахта Клиника располагают первоклассным оборудованием, отличным инструментарием и огромным клиническим опытом. Кроме того, уникальные преимущества дает Лахта Клинике участие в партнерской медицинской сети. В совокупности все это позволяет офтальмологическому отделению успешно справляться и с экстренными ситуациями (контузии, ожоги, инородные тела и т.п.), и с лечением хронических воспалительных заболеваний, и с диагностикой любой сложности. Если понадобится, подберем и очки, и контактные линзы, и необходимую в конкретном случае глазную гимнастику.

Каждый знает, что зеницу ока нужно беречь, – как, впрочем, и само око. Да, эта система очень сложна, хрупка, уязвима, и далеко не от всех напастей можно ее уберечь. Но все-таки по возможности беречь нужно. Делать это значительно проще и надежней с офтальмологами Лахта Клиники – если регулярно, хотя бы раз в году, приходить на профилактический осмотр. И обязательно приводить детей, конечно.

Ранняя диагностика в офтальмологии исключительно важна: многие тяжелые, опасные для зрения патологические процессы развиваются подспудно и практически бессимптомно. Глаз пытается сообщить об этом доступными ему способами и специфическими для него ощущениями, на которые мы зачастую просто не обращаем внимания: усталостью, плывущими в поле зрения кругами, «мошками» или иными полупрозрачными фантомами, покраснением, слезотечением, головной болью… Ситуация должна быть прояснена, меры приняты, лечение назначено, а угроза – устранена. Именно так и будет.

Если окружающая графика утратила четкость, контрастность, яркость, красочность – приходите к офтальмологам в Лахта Клинику. Здесь и зеницу починят, и око пролечат, и картинку подрегулируют. Мир все-таки стоит того, чтобы смотреть на него своими глазами.

Халязион
С греческого оно переводится как «градина», а на медицинском языке означает хронический воспалительный процесс в веке глаза, зачастую пациентами принимаемый на ранней стадии развития за более распространенный ячмень (гордеолум).
Подробнее
Амблиопия
На фоне бесчисленных случаев близорукости и дальнозоркости слово «амблиопия» звучит сравнительно реже. Между тем, этот вид офтальмологической патологии распространен весьма широко.
Подробнее
Катаракта
Катарактой древние греки называли большой, шумный, с брызгами и пеной водопад, окутанный клубящейся воздушно-водяной взвесью.
Подробнее