Фото отделение

Неотложная помощь

Сегодня нам трудно представить себе что-то более естественное для медицины, более необходимое и самоочевидное в организационном плане, чем система неотложной помощи.

Кажется, «неотложка» была всегда и всегда пребудет: срочный телефонный вызов, томительное ожидание и приезд «кареты скорой помощи», – как мы до сих пор ее называем. Любой врач… собственно, не только врач, но и вообще любой человек знаком с этим эффектом: больному почему-то становится легче и хоть немного спокойней уже в ту секунду, когда в дверях появляются люди в форменной медицинской одежде «Скорой» и с чемоданчиками в руках.

Но так было далеко не всегда. Первые попытки организовать «медпункты», например, для путешествующих восходят к средневековью; затем, уже в ХVIII веке, стала очевидной необходимость присутствия врача при полицейских участках. Однако первая более-менее оформленная станция неотложной помощи появилась сравнительно недавно, – после кошмарного пожара 1881 года в Венской опере, где погибло около 500 человек (главным образом, именно из-за отсутствия немедленной медицинской помощи). Затем аналогичная служба учреждается в Лондоне (1887), а десятью годами позже «Скорая» появляется и в Российской Империи – сначала в нескольких польских городах, затем в Риге, Киеве и Харькове, в 1898 году в Москве и в 1899 – в Санкт-Петербурге, где по предложению и при усилиях известного хирурга Н.Вельяминова было открыто сразу пять станций (сегодня мы назвали бы их подстанциями). Поначалу транспорт был конным, – откуда и сохранилось по сей день название «карета», – но с появлением первых автомобилей они были практически сразу же взяты на вооружение «неотложкой»: понятно, что фактор времени здесь критически важен.

Служба Скорой помощи нигде в мире не является застывшей, раз и навсегда организованной структурой. Она развивается во всех аспектах – коммуникационном, информационном, организационном, транспортном, методическом. На примере службы «Скорой» в Лахта Клинике эта эволюция, которая составляет общемировую тенденцию, прослеживается достаточно четко. Скажем, два доминирующих сегодня принципа оказания неотложной помощи (а они принципиально различаются: то ли срочно везти врача к больному, то ли больного первым делом доставлять в специализированный стационар) – у нас не разделяются союзом «или». В конце концов, на то она и Скорая, чтобы любую ситуацию оценивать мгновенно и реагировать наиболее эффективным, в каждом конкретном случае, образом.

В Лахта Клинике служба неотложной помощи функционирует, разумеется, круглосуточно. Неотложные ситуации случаются в любое время суток, но никогда вызовы Скорой не звучат так отчаянно, как ночью. Это легко понять: человеческая психика ведет себя по-разному ранним утром и поздним вечером, в полдень или в полночь. И самые сложные приступы, кризы, обострения частенько приходятся именно на ночное время. Мы к этому готовы, мы автономно оснащены, транспорт есть всегда, и бригада примчится, как в популярном интернет-акрониме: a.s.a.p. («As Soon As Possible», т.е. «настолько скоро, насколько это возможно»).
О врачах неотложной помощи ходят легенды. В любой стране это – универсалы, которые не растеряются никогда и нигде, которые ежегодно спасают миллионы жизней. Неотложная помощь – это, конечно, лишь один из разделов медицины, но столько нештатных ситуаций, сколько видят здесь, не встречается ни в одной другой области медицины: острая боль, инсульты и инфаркты, кровотечения, травмы, ДТП…

В Лахта Клинике круглосуточно дежурят те самые легенды – профессионалы высшей категории, многоопытные врачи общей практики, умеющие все, что только может уметь современный врач, и обладающие всеми необходимыми техническими возможностями (УЗИ, ЭКГ и т.д.). Если же вдруг возникнет какая-то совсем уж специальная ситуация – немедленно вмешается травматолог-ортопед, рентгенолог, гинеколог, хирург, офтальмолог, невролог и специалист любого другого узкого профиля. Мы всегда на связи не только с вами, но и друг с другом, – если вдруг понадобится.

Приедем и поможем.